:: Зубейда Давлетъярова. ЭЛИТА КАЗАХСТАНА – НАЗАРБАЕВСКАЯ ИЛИ ТОКАЕВСКАЯ?

Просмотров: 3,364 Рейтинг: 4.3

Практически все кадровые, элитные расклады посвящены одному вопросу: где чиновники, лояльные первому президенту, а где – второму. Каждое решение анализируется на предмет того, кто «главнее» и «круче». В силу этого, ищется конфликт между «Ак Ордой» и «Библиотекой». Как известно, Елбасы, сложив с себя функции главы государства в марте позапрошлого года, сохранил за собой Совет безопасности, Ассамблею народа Казахстан, Совет по управлению фондом «Самрук-Казына» и партию «Нур Отан».

После транзита в течение нескольких месяцев шло активное дебатирование вопроса о том, кому принадлежит «право первой ночи». Много шуму наделал указ президента, который уточнял, какие должности в стране назначаются по согласованию с председателем или аппаратом Совета безопасности. Аналитики дотошно смотрят, кто ходит на прием к Токаеву, а кто – к Назарбаеву. Общим стало частое употребление термина «двоевластие» и «транзит», несмотря на то, что власти отрицают первое и говорят, что второй уже закончился.

Однако в этом году Назарбаев передал Токаеву АНК и объявил о передаче ему партии власти. Но когда Бауыржан Байбек обмолвился о том, что избрание председателя решает съезд, это тут же было истолковано как «саботаж решения Елбасы». Элиту постоянно делят на «назарбаевскую» и «токаевскую».

Есть ли двоевластие или раскол элит между двумя лидерами? Эти вопросы мы решили задать политологу Данияру Ашимбаеву.

Данияр Рахманович, давайте «быка за рога»: есть ли двоевластие и раскол элит?

– Вопрос самый сложный. Потенциальная ситуация смены власти в Казахстане была одной из наиболее обсуждаемых последние десятилетия; она провоцировала острые политические конфликты и информационные войны. Оставив в стороне вопрос персоналий, рассмотрим политико-правовой. Назарбаев не просто лидер нации, он архитектор существующей политической и экономической модели страны, он – гарант стабильности и межнационального согласия в стране. Последняя тема, как мы знаем, является одной из наиболее рискогенных, как с точки зрения внутренней, так и внешней политики. Ни у кого в стране никогда не было такого рейтинга доверия, как у Назарбаева. Поэтому было принято решение, по которому первый президент передавал свои именно президентские полномочия своему преемнику, а сам оставался в качестве верховного гаранта стабильности и согласия – до тех пора, пока новый президент не наработает свой безусловный авторитет в этой сфере. Елбасы одновременно решал две других задачи – окончательно убедиться в верности сделанного выбора и обеспечить стабильность власти нового президента. Все мы прекрасно понимаем, что несмотря на то, что решение Назарбаева по Токаеву было принято задолго до марта 2019 года и публично им было оглашено, все равно оставались персоны, недовольные этим решением и, возможно, готовые попытаться переиграть ситуацию.

Поэтому-то и был принят вариант, по которому Назарбаев передал Токаеву государство, а за собой оставлял – образно говоря – нацию, народ, партию, безопасность и квазигоссектор. Теперь по «народу» и партии решения были приняты.

– Как это выглядит все на практике?

В правовой модели главным является президент, и в ней двоевластия нет. Политический вес Назарбаев обусловлен его безусловным авторитетом, он внесистемен. Он как бы находится над политической системой страны, и те структуры, которые он возглавляет представляют собой прежде всего символы и системы связи, а не непосредственного управления. Он не главнее, а выше – я бы так сказал.

Все мы прекрасно понимаем, что если бы любой гипотетический преемник Назарбаева попытался бы порвать с его курсом, то элита и народ за ним бы просто не пошли.

– Т.е., Токаев главнее, а Назарбаев – выше?

– Грубо говоря, да. Можно было бы сказать, что Назарбаев как лидер нации занимается вопросами стратегии, но точнее будет сказать, что он дает советы президенту как «президент-наставник».

– А Токаев может проигнорировать его советы?

– Я думаю, что у него есть свои аргументы, которые он может отстаивать и, думаю, отстаивает. Два самых опытных политических лидера в стране всегда могут найти компромисс.

– А что касается раскола элит? Вы уже говорили, что правящая элита «одновременно и назарбаевская, и токаевская». Но мы же понимаем, что есть чиновники, которые ориентированы только на Назарбаева и почти не обращают внимания на Токаева.

– «Раскол элит» – понятие скорее пропагандистское. Два года не было даже понятия «токаевская элита» – все были «назарбаевские». И сейчас они все «назарбаевские», курс-то продолжается. Но одновременно они стали и «токаевские», ведь лидером нации лидером нации, но есть законно избранный президент с огромными полномочиями. Поэтому министры, акимы, генералитет, даже олигархат – ориентирован и на курс Назарбаева и на политику Токаева. Понятно, что кто-то в большей степени, кто-то – в меньшей. Но нельзя сказать, что условно некий министр Мыркымбаев на 80% назарбаевский, а на оставшиеся 20% – токаевский. Скорее так: на 85% – назарбаевский, на 78% – токаевский. Условно. Одно другому не противоречит.

– Эта картина сложилась сразу?

– Президенты-то мудрые, хотя колкостями все-таки немного обменивались. А вот с аппаратами немного сложнее. Когда единая АП «разъехалась» на «Ак Орду» и «Библиотеку», то не все сразу поняли, каков должен быть формат работы. Более того, имели попытки и бестактность, и своя игра. В итоге, если никого не забыл, то восемь и девять высокопоставленных чинов вылетели с работы – «за непонимание особенностей момента». У многих было искушение поиграть на противоречиях между двумя центрами. В итоге грамотная конструкция на уровне аппаратов была выстроена благодаря дипломатичности и филигранному политическому менеджменту со стороны руководителя АП Ерлана Кошанова и помощника Елбасы Абая Бисембаева, которые приложили немало усилий по организации адекватного взаимодействия, которое распространилось на остальные уровни управления.

– Вам это вообще кажется нормальным, что чиновники «назарбаевские» или «токаевские»? А «казахстанские» как же?

– Тут тоже нет однозначного ответа. Юридически все 100% – казахстанские. Но надо понимать два правила нашей элиты.

Первое – это командный принцип работы, формирования элиты. Она в массе своей состоит из не из «атомов», а поделена на команды со своим лидером. И это деление зачастую не совпадает с ведомственной иерархией. К примеру, из 5 замов акима или министра – трое могут быть членами его команды, 1 – человек премьера или главы АП, а еще один достался от предшественника.

Второе – соответствие «веса» занимаемой должности. Большинство чиновников, как мы видим, не тянут по опыту и авторитету даже на свою должность. Где-то у четверти собственный вес и служебный статус совпадают, и только единицы «весят» тяжелее своей должности.

Это личный авторитет и влияние, командный потенциал, ресурсная база, не только финансовая или аппаратная, но и информационно-политическая.

Понятно, что к этой категории можно традиционно отнести часть экономического олигархата (Кулибаев, Утемуратов, Ким), но и часть высшего политического менеджмента (Нигматулин, Мамин, Кошанов, Масимов, Бисембаев, Исекешев, Кушербаев, отчасти наши пенсионеры – Абыкаев, Есимов, Тасмагамбетов и Джаксыбеков). К их мнению прислушивается и Назарбаев, и Токаев, и – понятно – не только они. Это фигуры с максимальным влиянием на политическую и экономическую жизнь страны, которые не только дают рекомендации высшим руководителям, но и принимают на своем уровне множество важнейших решений. В рамках указанных курса и политики.

Это и есть та «казахстанская правящая элита», про которую вы спрашивали. Она же – «назарбаевская» и «токаевская». Мы – общество восточное. Тут свои критерии.

– У вас все как-то слишком гладко получается. И конфликта нет, и раскола нет, и двоевластия нет. Хотите сказать, что в столице царит мир и согласие?

– Стратегического конфликта нет. Основные решения Нурсултан Назарбаев принял и отката от них не будет. Понятно, что Токаев не всем нравится как президент, и есть те, кто сам видел себя в его нынешнем кресле. Но эта тема закрыта. Передача ему ассамблеи и партии есть четкое свидетельство того, что на следующие выборы, которые должны пройти летом 2024 года, он будет главным кандидатом от партии власти. А дальше – будет видно.

– То есть, «транзит» реально закончен? А как же точка зрения о том, что Токаев – «транзитный президент» и после него будет явлен настоящий преемник? Та же Дарига Назарбаева или Самат Абиш? Мы их, получается, зря ждали?

– Я просто не вижу смысла в таком «промежуточном варианте». Если бы Нурсултан Абишевич хотел передать власть другому человеку, то он бы, наверное, его готовил в течение нескольких лет, а то и десятков лет, и передал бы ему власть сразу. Зачем вертикаль управления и страну в целом расшатывать? Понятно, что еще лет 5–7 назад кандидатов было больше, но политические и человеческие качества Токаева победили.

– Вернемся к «назарбаевской» части руководства. Ведь даже в период этих двух «транзитных» лет, сложилась ситуация, при которой Елбасы как лидер партии «Нур Отан» контролировал акимов, фракции в Мажилисе и маслихатах, формировал правительство. То есть, Мамин, Байбек, Нигматулин – все-таки больше ориентировались на него? Теперь все ждут отставки правительства и смены партийного руководства? Они ж явно не были лояльны Токаеву даже на 50%...

– Напомню, что Нигматулин как руководитель фракции «Нур Отана» и Мажилиса четко обозначил, что будет заниматься реализацией и стратегического курса Елбасы и реформ президента. Он никогда не вставал в оппозицию Токаеву, хотя понятно, что на него была возложена – к последним выборам – работа по контролю реализации предвыборных платформ Назарбаева и «Нур Отана» на предыдущих выборах. Он с этой задачей справился, а теперь требует от правительства реализации и нынешней программы партии, которую, кстати, озвучивал на съезде Токаев.

Мамин стал премьером в последние недели президентства Назарбаева и технически выглядит его выдвиженцем. Однако, правительство занималось реализацией в равной мере и задач, поставленных Елбасы, и задач, которые в своих посланиях поставил глава государства, т.е. Токаев. Специально не считал, но насколько помнится, с докладами и сообщениями о работе правительства Аскар Узакпаевич чаще бывал в «Ак Орде». Я считаю, что нынешний премьер – может, один из самых лучших, что работали за последние годы. Он не уклонялся от ответственности, вытянул ситуацию с поручениями двух президентов, обеспечил карантинные мероприятия, программу восстановления экономического роста. С другой стороны – на правительство легла психологическая усталость от последних сложных лет, да и ряд министров откровенно не вытягивают даже на «троечку».

Байбек как непосредственный заместитель Назарбаева по партии больше был ориентирован на Елбасы. Вместе с тем, партия была активным участником политических процессов, инициированных Токаевым, а команда Байбека вытянула сложную электоральную ситуацию 2020–2021 гг. Вместе с тем, он достаточно долго проработал в «Нур Отане», причем это уже его второе пребывание в этой должности. Хочу напомнить, что он был очень эффективным акимом, так что если будет принято решение о кадровых перестановках в партии, то его потенциал можно эффективно использовать в исполнительной власти.

– А что касается руководства «Библиотеки»? Оно не самое публичное…

– Здесь ключевых фигур две. Руководитель Канцелярии Елбасы Махмуд Касымбеков – один из старейших и самых доверенных соратников Назарбаева; для него Нурсултан Абишевич, с которым он работает более 30 лет, в том числе четверть века как глава личной канцелярии, всегда на первом месте. Его задача – выстраивание эффективной иерархической структуры. Он неоднократно выступал в СМИ со статьями о работе первого президента, выпустил хронику его деятельности, но последнее интервью давал лет 30 назад. Его работа не подразумевает публичности в принципе.

Вторая ключевая фигура – Абай Бисембаев, помощник и управляющий делами Елбасы. Он в свое время часто мелькал в СМИ, будучи членом Национальной комиссии по ценным бумагам и главой «Продкорпорации», но должности в УДП, где он работает уже 15 лет, также не подразумевают публичности. В то же время, по данным экспертных опросов, он входит в десятку-двадцатку наиболее влиятельных людей в стране, обеспечивает представление интересов Елбасы в ряде политических, управленческих и экономических систем. На нем лежат в том числе и вопросы эффективного контакта с правительством и АП.

Кроме того, нужно отметить и Асета Исекешева, который, с одной стороны, является помощником президента Токаева, а с другой – секретарем Совета безопасности – структуры, подчиненной Елбасы. Исекешев в отличие от предшественников смог выстроить грамотное, коррективное и оперативное взаимодействие АП и СБ. Более того, являясь замом Кошанова в Комиссии по реформе правоохранительной и судебной систем, он проводит энергичную работу по реформированию силового блока в рамках инициатив уже Токаева.

– Резюмируя…

– Резюмируя: если вы хотите увидеть конфликт, двоевластие и раскол, то вы их увидите. Если вы хотите работать – то можно достичь немалых результатов, не обращая внимание на досужие разговоры.

 

Средняя: 4.3 (8 оценок)