:: Мирас Нурмуханбетов. УГРОЗЫ ОДКБ или ОТ ОДКБ?

Просмотров: 689 Рейтинг: 3.9

Прошедший в прошлый четверг в Минске саммит ОДКБ действительно был дежурным и вполне предсказуемым мероприятием. Прошлогодний подобный сбор глав Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана в Ереване был куда более занимательным – с некоторой интригой. Ведь тогда, напомним, в столице Армении были протесты против приезда Путина и за выход из ОДКБ, а на этот раз премьер-министр этой страны и вовсе не приехал в Минск.

Теперь же, похоже, самим вышеперечисленным странам было не интересно это событие. Ну, кроме Беларуси, конечно, и России. Обычно официальный сайт ОДКБ довольно подробно освещает одно из главных годовых событий Организации. Пусть языком официоза и без редакторских вставок, публиковались основные тезисы выступлений глав государств, а речь генерального секретаря выходила отдельным материалом. На этот раз вышло всего две короткие публикации «ни о чем».

Как следствие, не было там и слов президента Казахстана о том, чтобы мы не преувеличивали угрозы, демонстрируя боязнь. Скорее всего, это была заготовленная речь, но так получилось, что Токаев выступал после Лукашенко, которого вновь понесло. Александр Григорьевич поносил НАТО и США, говорил о рисках, связанных с ними, а заодно приветствовал объявленное ранее в этом году размещение части российского тактического ядерного оружия в Беларуси, утверждая, что «только существование мощного оружия может гарантировать безопасность в регионе».

Касым-Жомарт Кемелевич тоже говорил об угрозах и вызовах, но несколько других, чем его белорусский коллега, а потом подчеркнул, что «нет необходимости постоянно говорить о растущих угрозах безопасности государств – участников ОДКБ, даже если таковые существуют». «В конце концов, угрозы существовали всегда. Такова сущность международного сообщества. Частые заявления на эту тему порождают иллюзию, будто мы кого-то боимся. Подобные заявления могут также получить и, похоже, уже получают совершенно неверную интерпретацию. Риторика Организации должна быть жесткой, но предельно корректной, с учетом собственного достоинства государств-участников и их объединенного военно-политического потенциала и мощи», – резюмировал президент РК.

Слова Токаева можно понять по-разному. Так, ряд политологов и коллег-журналистов отметили, что это был ответ на высказывания Лукашенко. Но еще раз подчеркнем, что это была подготовленная речь, которую, заметим, дружно и слово в слово растиражировали государственные информационные агентства, начиная с пресс-службы Акорды. То есть, это был именно тот акцент, на который следовало бы обратить внимание. Поэтому нельзя такое высказывание назвать импровизацией, как это было на прошлогоднем форуме в Санкт-Петербурге, когда Токаев, сидя рядом с Путиным, заявил, что Казахстан никогда не признает квазигосударства в виде ДНР и ЛНР.

Если исходить из таких позиций, то более-менее выстраивается обновленная позиция Казахстана по отношению к ОДКБ. Намеки по этому поводу Токаев дал еще в мае прошлого года, на юбилейном саммите в Москве, и они касались миротворческих миссий Организации на основе Устава ООН и международном праве по данному направлению. Следует признать, что лучшего специалиста среди собравшихся по этому вопросу, чем нынешний казахский президент, нет. В общем, Токаев знает, что говорит, в том числе, по угрозам с юга, рискам, связанным с наркоторговлей и другим «вызовам современности».

И не только «что говорит», но и «как говорит», а заодно «когда говорит». Мы, конечно, можем только надеяться, что другими участники мероприятия (а сказано это было на заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ в узком составе) были правильно поняты слова Токаева. Если нет, то переведем. Коротко: Астана не разделяет опасений Москвы и Минска относительно того, что НАТО – это враг и надо что-то делать с Альянсом у западных границ. Мол, давайте лучше займемся более реальными проблемами, а если что-то заявляем, то надо тщательно следить за выражениями – а то не так поймут.

Вместе с тем, Токаев дипломатично дал понять, что ОДКБ нужно развивать и Казахстан намерен принимать в этом участие. Если, конечно, все будет так, как записано в уставе самой Организации и как предлагаем это делать мы, с учетом нынешней «непростой геополитической ситуации». Но нигде не было сказано о рисках и угрозах в ней самой, хотя это могло стать поворотным моментом не только в региональной безопасности, но и внести коррективы в международную повестку дня.

Да, демонстративный отказ Пашиняна поехать в Минск было логичным и предсказуемым, но большого акцента на этом в ходе заседаний ОДКБ сделано не было. Впрочем, Александр Лукашенко, не называя имен, но довольно-таки понятно, в чей адрес, укоризненно заявил, что «некоторые из наших партнеров предприняли шаги и сделали провокационные заявления». Но армянский премьер-министр хоть и критиковал ОДКБ, в первую очередь, потому что не помог с Карабахом, а также заявлял, что активно ищет альтернативу своей безопасности. Но, по всей видимости, пока не нашел, поэтому мы не видим четкой позиции относительно выхода из ОДКБ.

В этом плане некоторые зарубежные политологи заявляли о разочаровании Астаны – якобы она ждала, когда Ереван сделает уверенный шаг, а потом самой начать делать осторожные шажки в этом направлении. Конечно, при желании можно найти намеки в словах Токаева о том, что Казахстану надоело и мы еще подумаем, как с вами жить и жить ли вместе вообще. Но в данном случае, как нам кажется, вырывать из контекста неправильно – в том числе и высказывания о преувеличении некоторых угроз.

Но тут можно прочесть о другом – о том, что главной угрозой для ОДКБ является внутренний кризис. Если сравнить то, что происходило внутри Организации в декабре 2021 года, когда Кремль доминировал буквально во всем и диктовал свою повестку дня, то после Кантара и вторжения в Украину (со всеми последствиями) ситуация резко изменилась. Тут можно расписать эту тему в виде отдельного большого аналитического исследования, но мы отметим лишь то, что внутренний кризис в ОДКБ (как и в других организациях типа ЕАЭС, ТС, СНГ) связан как раз с ослаблением влиятельности Москвы, а все это показывает, что все эти «содружества» строились на исключительном превосходстве России и ее первостепенных интересах.

Проще говоря, сейчас та же ОДКБ держится только на честном слове и прежних договоренностях. Перспектив у нее, даже если претворятся в жизнь инициативы Токаева по интеграции с другими организациями (ШОС, например), никаких. Единственное, что может как-то ее оживить, так это практическое применение Договора, как это было сделано при Январских событиях. То есть, нужно спровоцировать какой-то конфликт, чтобы опять попрактиковаться на введение миротворцев.

Но только в этом случае есть ряд «Но». Например, на данном этапе вряд ли кто-то захочет принять у себя такой конфликт. Ведь все лидеры прекрасно знают, что и как происходило в январе 2022-го и даже немного предшествовало ему. Кроме этого, есть большой риск, что подобная практика может дать обратный эффект и вылиться в саморазрушение ОДКБ. Этого Москва-Путин, конечно же, допустить не может, поэтому на данном этапе Кремлю нужно хотя бы сохранить ситуацию, которая существует на сегодняшний день. А всем другим странам и их лидерам следует понимать, что подобная неопределенность и непредсказуемость России в этом плане несут угрозы им самим. Тут рисков тоже немало, учитывая сохранение влияния ВС РФ на территориях наших стран.

Источник; Check-Point

Средняя: 3.9 (7 оценок)