:: ОТ ПОГРАНИЧНЫХ СПОРОВ ДО ПРОТИВОСТОЯНИЯ ЗАПАДУ: КАКОЕ БУДУЩЕЕ ЖДЕТ ШОС?

Просмотров: 591 Рейтинг: 4.3

Одним из главных недостатков Шанхайской организации сотрудничества эксперты считают неспособность ее участников преодолеть внутренние противоречия. В условиях глобальной нестабильности и включения в ШОС новых, где-то даже непримиримых, игроков, задача по устранению этой проблемы вышла на первый план. О том, насколько успешно она решается и как в целом происходит трансформация ШОС, мы беседуем с экспертом Института философии, политологии и религиоведения РК Русланом Изимовым.

- Руслан Юсупжанович, как вы оцениваете нынешнее состояние ШОС?

- Шанхайская организация сотрудничества была создана 20 лет назад для решения пограничных споров. Но за эти годы она успела трансформироваться из региональной в глобальную многостороннюю структуру. А теперь, похоже, превращается еще и в один из инструментов противостояния Западу (антизападный блок), причем ускоренными темпами.

Дело в том, что на фоне продолжающейся войны в Украине и дальнейшей эскалации противостояния Китая и России с Западом современное мироустройство трансформируется в многополярную систему. Пекин все более открыто противостоит новому миропорядку (американской гегемонии), параллельно формируя китаецентричный порядок со всеми присущими ему атрибутами.

Страны Центральной Азии, находясь в составе ШОС, разумеется, испытывают всё больше сложностей с тем, чтобы оставаться в стороне от вовлечения в глобальное блоковое противостояние. В связи с этим резко актуализируется задача выработки нового подхода, который бы позволил Казахстану и другим государствам ЦА сохранять сбалансированный курс во внешней политике. С учётом председательства нашей страны в Шанхайской организации сотрудничества до июля 2024 года есть возможность внести определенные коррективы в деятельность ШОС, а также выработать собственную стратегию, направленную на усиление в ней позиции центральноазиатских участников.

- За последние пять лет организация существенно пополнила свои ряды. Как это изменило ее характер?

- Да, в 2018-м впервые расширился состав участников ШОС – новыми членами стали Индия и Пакистан, а в прошлом году на саммите в Нью-Дели было объявлено о включении Ирана. То есть теперь наряду с Россией и Китаем в организации присутствуют еще три неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан и Иран). Данное обстоятельство вкупе с продолжающейся войной в Украине все больше превращает ШОС еще и в военно-политический блок – я бы даже сказал, в клуб ядерных держав, имеющих антизападные взгляды.

Это заметно и по тому, что ежегодные выступления лидеров России и Китая все больше концентрируются на международной повестке, нежели на «внутришосовских» вопросах. К примеру, Москва использует площадку организации (в частности, саммиты) для отправки странам Запада и США месседжей, главный из которых заключается в том, что международная изоляция ей не грозит, потому как она пользуется поддержкой целой группы средних и крупных стран.

Антизападную риторику определенно будет усиливать и Иран, который много лет находится под санкциями. Лидер исламской республики Эбрахим Раиси изначально был сконцентрирован на противостоянии Западу, для чего в том числе намерен использовать членство в ШОС.

- Какие угрозы несет расширение ШОС для стран Центральной Азии?

- Думается, включение Индии и Пакистана, а теперь еще и Ирана окончательно уведет фокус деятельности ШОС в сторону Южной Азии и отвлечет ее внимание от ЦА.

Новые члены уже успели внести в повестку организации собственные двусторонние проблемы. К примеру, пиком индо-пакистанских противоречий стал саммит ШОС в Нью-Дели, который состоялся в онлайн-формате, прежде всего, из-за невозможности участия в нем руководства Пакистана. Кроме того, в последние годы вновь стали вспыхивать пограничные стычки между Индией и Китаем, что тоже отразилось на деятельности ШОС.

Не меньшие вызовы несут в себе планы по дальнейшему расширению организации. Вслед за Ираном в нее могут вступить Турция, Азербайджан, Беларусь и ряд стран арабского мира. А с учетом того, что отношения Турции и Ирана далеки от идеальных (речь идет о соперничестве в региональной политике и за лидерство в исламском мире), вполне возможно появление еще одного очага двусторонней напряженности внутри ШОС.

В таких условиях особую актуальность приобретает задача сохранения ключевой роли нашего региона, поэтому важно усиливать позицию именно центральноазиатских участников организации.

- Вернемся к Китаю. Какие у него планы относительно ШОС? Намерен ли он менять подходы к своему участию в ней в связи с продвижением Пекином новых стратегических инициатив?

- Долгое время ШОС была ключевой многосторонней структурой, в рамках которой Китай осуществлял свои планы в Центральной Азии. Однако в силу ряда факторов, прежде всего, из-за невозможности достичь конкретных соглашений в рамках организации, Пекин уже начал менять свои подходы. А это значит, что изначальная функция ШОС, которая заключалась в планомерном расширении влияния Китая в регионе, будет реализовываться им в рамках других структур.

Во-первых, КНР продвигает совершенно новую Инициативу по глобальной безопасности (Global Security Initiative). Впервые она была предложена Си Цзиньпином в апреле 2022 года в ходе Боаоского азиатского форума. В этом документе содержатся главные концепции, принципы и идеи относительно того, как Пекин видит фундаментальную реформу мирового порядка, а также новый порядок глобальной безопасности.

Стоит отметить, что стремление Китая расширить свое влияние в мире стало одним из следствий военного конфликта между Россией и Западом в Украине. Именно на фоне беспрецедентного сплочения западных стран в их желании противостоять РФ он начал усиливать многостороннее сотрудничество в области безопасности, предлагая собственные стандарты и видение. Китайский лидер Си Цзиньпин чаще стал говорить в том числе о концепции глобального и регионального управления, в которой ключевая роль отводится ШОС и другим механизмам. Помимо всего прочего, данная концепция предполагает продвижение «китайского взгляда» на глобальное управление, а также включение КНР в урегулирование региональных конфликтов в зоне ответственности ШОС.

Во-вторых, в сфере политического и экономического взаимодействия Пекин делает основной упор на механизм «Центральная Азия + Китай». Он был запущен в мае 2023 года, когда председатель КНР провел в городе Сиань первую встречу с участием глав государств региона в новом формате (5+1). После китайская сторона использовала его для переговоров на уровне глав МИД ЦА. Тем самым она обрела прямой канал продвижения своих инициатив в политической и экономической сферах в Центральной Азии, где уже не нужно получать «согласие» России или других региональных игроков.

В-третьих, в центральноазиатской стратегии ШОС будет отведена функция инструмента расширения культурного влияния Китая. Именно гуманитарный трек в деятельности организации вызывает меньше всего вопросов и при этом остается востребованным. В данном направлении удалось добиться значимых результатов, в том числе были реализованы такие проекты, как Университет ШОС, Форум ШОС и т.д.

- А как изменились отношения между Китаем и Россией в рамках организации на фоне того, что происходит в мире?

- Война в Украине, помимо всего прочего, привела к усилению стратегической координации России и Китая, которая в том числе реализуется в рамках ШОС. Да, на региональном уровне между ними еще есть определенный конфликт интересов и конкуренция, но на глобальном уровне они превращаются в неформальных союзников.

Их новые тактики и стратегии схожи и подразумевают формирование антизападного блока из региональных стран. Неслучайно на саммит ШОС в Самарканде в 2022 году со стороны России были приглашены лидеры Турции, Сирии и Беларуси. Плюс совместные заявления, принятые в Пекине в 2022-м и в Москве в 2023-м, показывают, что на глобальном уровне две державы готовы к беспрецедентному сближению и координации действий.

В то же время важно понимать, что, несмотря на декларируемый симбиоз между Россией и Китаем, у них есть и несовпадающие интересы. И ярче всего они проявляются именно в Центральной Азии. Например, часто какие-то резкие и активные шаги Москвы становились ответом на определённые действия КНР в нашем регионе.

- Каковы ваши прогнозы относительно дальнейшей судьбы ШОС?

- Чтобы делать прогнозы на сей счет, нужно учитывать вышеперечисленные факторы (новые и старые). К примеру, можно предположить, что вероятность реализации многосторонних проектов в рамках организации будет снижаться из-за все более разнонаправленных и противоречивых интересов ее участников. На первый план может быть выдвинута задача использовать данный формат для демонстрации потенциала азиатских держав. В таком случае ШОС рискует стать декларативной организацией, которая не принимает никаких реальных решений и не достигает каких-либо конкретных договоренностей.

При этом совершенно очевидно, что ШОС не может играть роль провайдера безопасности в силу различных интересов его участников. Более того, ни она, ни ОДКБ не должны становиться зонтиком безопасности для стран Центральной Азии. Следовательно, возникает острая необходимость запуска внутрирегиональных дискуссий с целью формирования собственной системы коллективной безопасности, которая будет состоять исключительно из пяти стран ЦА.

Наконец, в нынешних условиях из всех измерений деятельности ШОС единственным перспективным для Казахстана остается культурно-гуманитарный трек. Проекты в сфере безопасности, энергетики, экономики, на мой взгляд, не имеют шансов на реализацию.

Источник; СПИК-тайм

Средняя: 4.3 (7 оценок)