:: ЛЮДМИЛА ЖУЛАНОВА: ПОРА ПЕРЕСТАТЬ ГОВОРИТЬ И НАЧАТЬ ДЕЙСТВОВАТЬ

Просмотров: 19,983 Рейтинг: 3.4

Истинное положение вещей в любой сфере можно определить только в сравнении с чем-то другим – это общеизвестно. Как и то, что в спорах рождается истина. Участники недавно проведенного в Алматы круглого стола пытались выяснить, насколько соответствует оценка уровня жизни в Казахстане мировым стандартам. Выводы – неутешительные: по мнению экспертов в социальной сфере, прожиточный минимум в Казахстане занижен, по крайней мере, в 2,5 раза. Но, возможно, если чиновники из Министерства труда и социальной защиты пойдут навстречу участникам круглого стола, социальные стандарты и их роль в жизни общества будут пересматриваться?
Организаторами мероприятия выступили общественные фонды «Аман-Саулык» и «Социальная защита». Президентом последнего является сопредседатель партии «Ак Жол» Людмила Жуланова. Именно с ней мы и решили поговорить на тему «социалки», волнующую каждого казахстанца.

Как прожить на восемь тысяч?
- Людмила Аркадьевна, расскажите, какова была цель круглого стола? Вы всерьез намерены кардинально изменить социальные стандарты в Казахстане?
- Хотела бы отметить, что в обсуждении очень важной, на мой взгляд, темы «Роль социальных стандартов в оценке уровня жизни» приняли участие представители государственных структур, международных и казахстанских общественных организаций, депутаты городского маслихата, руководители НПО, аналитических центров, политологи. И данный круглый стол стал еще одним подтверждением того, что мы всем готовы дать возможность высказаться.
Фонд «Социальная защита» сегодня многие связывают с партией «Ак Жол», но это не совсем верно. Интерес к вопросам, которые мы обсуждаем уже очень давно, возникал у самых разных людей, входивших в различные общественные и политические объединения. И вот тогда у меня возникла идея создать фонд, куда могли бы войти все желающие, причем фонд вне политики, который занимался бы социальными проблемами, а их у нас великое множество. И сегодня сюда приходят и вносят свои предложения люди, имеющие базовые наработки по пенсионному обеспечению, социальным стандартам и так далее. Мы ставим условие: если в фонд хотят войти политические деятели, то пусть они на время забудут о политике и просто работают. Двери фонда «Аман-Саулық» также открыты для всех, его президентом является Бахыт Туменова, я - вице-президент.

- Какие наиболее важные вопросы обсуждались на круглом столе?
- Первая тема, которая там поднималась, - вопрос о социальных стандартах, поскольку они являются фундаментом всей социальной политики. Как известно, если прочен фундамент, устойчивым будет и здание, а если фундамент слабый, то и здание будет постепенно раскачиваться и, в конце концов, рухнет. Социальные стандарты, или индикаторы – это базовое понятие в соцобеспечении. Сюда входят: прожиточный минимум, минимальный потребительский бюджет, минимальная заработная плата и минимальная пенсия. В этом контексте мы вчера и рассматривали данный вопрос.

- Почему социальные стандарты представляют такую важность?
- Качество жизни населения во многом зависит от того, насколько правильно они определены. В этой сфере очень много сложных, проблемных, нерешенных вопросов. И их просто необходимо обсуждать. Единственное, у меня вызывает удивление, что Министерство труда не сочло нужным участвовать в заседании, хотя мы приглашали лично главу этого ведомства – Гульжан Карагусову. Минтруда вообще не было представлено на круглом столе.
Я считаю, это в корне неправильно, ведь вопрос о социальных стандартах, будем говорить начистоту, - самое слабое звено в Министерстве. Г-жа Карагусова уже столько лет является министром социальной защиты, она должна была начать с этого вопроса, а не заканчивать им. Потому многие социальные проблемы и не могут системно решаться, что нет базовых установок по социальным стандартам. И вчера у нас был настолько конструктивный разговор, в котором приняли участие ученые, специалисты, прекрасно знающие тему, их не так много в стране, но это как раз те люди, которые имеют право голоса в разработке решения этого вопроса.

- Насколько я понимаю, пока эти разработки, в основном, осуществляются на средства негосударственных организаций?
- Да, конечно, нужны государственные ресурсы на исследования в данной сфере с тем, чтобы сначала проанализировать ситуацию, а потом уже определить, какими должны быть социальные стандарты. Как я уже сказала, одним из базовых социальных индикаторов является прожиточный минимум. Он на 1 января 2007 года составил 8410 тенге. Считали мы, считали независимые эксперты, и по нашим расчетам эта величина на сегодня составляет порядка 20 тысяч тенге. Понятно, что на 8410 тенге прожить месяц никто не сможет. Ведь что такое прожиточный минимум? Он состоит из двух частей: продовольственной и непродовольственной. А непродовольственная корзина состоит, в свою очередь, из собственно непродовольственных товаров: это одежда, обувь, моющие, чистящие средства, услуги образования, здравоохранения, транспортные и так далее. И вторая часть – это, прежде всего, жилищно-коммунальные услуги. Если в советское время эти расходы компенсировало государство: практически бесплатным было содержание жилья, образование, здравоохранение, существовали очень высокие дотации государства на транспорт, на услуги детских дошкольных учреждений, копейки стоили детские товары. А сейчас посмотрите, сколько все это стоит. То есть меняется структура и состав непродовольственной корзины. И сегодня эти услуги представляют достаточно большую долю расходов населения.

Хронология недочетов
- Но давайте – по порядку. В 1999 году в Казахстане был принят закон «О прожиточном минимуме», тогда соотношение продовольственной и непродовольственной частей корзины составляло 70 на 30.
- Что к чему?
- 70 – продовольственные товары и 30 – непродовольственные.

- Разве не должно быть наоборот?
- Конечно! Такое соотношение было абсолютно неверным. Но почему так получилось? В 1991 году были приняты два закона «О минимальном потребительском бюджете» и «О минимальной заработной плате и социальных гарантиях в оплате труда». Но величину прожиточного минимума и других соцстандартов стали рассчитывать, исходя из рекомендаций международных экспертов и в соответствии с ратифицированными Казахстаном конвенциями, где говорилось о том, что в странах, у которых достаточно низкий экономический уровень, нужно исходить из экономических возможностей государства. Поэтому сначала приостановили действие двух вышеназванных законов, затем вообще отказались от них, и в 1999 году был принят закон «О прожиточном минимуме», которым и установили соотношение 70 на 30 в пользу продовольственных товаров. И уже тогда фактически не было такого соотношения. Есть же, скажем, установленные нормы, а есть фактическое потребление населения. А теперь давайте порассуждаем. Вот дали человеку пять тысяч тенге, и сказали: проживи на них. Он на что их потратит?

- Пенсионеры обязательно сначала платят за квартиру…
- В основном, людям даже за квартиру нечем будет платить. Им ведь нужно жить, питаться. И чем меньше у человека денег, тем больше он потратит на питание. А когда денег уже побольше, 10-15 тысяч, тогда он имеет возможность что-то купить, заплатить за квартиру. И соотношение 70 на 30 как раз было скорректировано на население с низкими доходами. То есть, цель была – хотя бы прокормить людей, учитывались минимальные физиологические потребности человека. И практически не учитывались расходы на оплату квартиры, одежду и прочее. Тогда боролись с так называемой абсолютной бедностью.

- Но сегодня уже другая ситуация…
- Да, конечно, ведь мы же признаем, что у нас очень высокие темпы экономического роста, к примеру, за прошлый год рост ВВП составил 10,4 процента. И экономические возможности нашего государства позволяют увеличивать все социальные выплаты. Значит, давно пора пересмотреть состав минимальной потребительской корзины. Кстати, президент давал такое поручение, и она была пересмотрена. Но Глава государства потребовал изменить методику расчета, и, действительно, в 2005 году по рекомендации ПРООН и Всемирного банка Министерство якобы приняло новую методику, в рамках которой соотношение 70 на 30 изменилось на соотношение 60 на 40. Понятно, что продовольственная часть всегда дешевле, чем непродовольственная, и за счет того, что непродовольственная часть возросла на 10 процентов, общая стоимость минимальной потребительской корзины значительно увеличилась. До этого она была просто нищенская. Это – во-первых. Во-вторых, раньше продовольственная корзина состояла из 20 наименований, а здесь уже было 43 наименования. Но что они сделали? Они увеличили количество наименований мясных продуктов с двух до семи, молочных продуктов, но при этом ее стоимость осталась практически на том же уровне, так как энергетическая ценность прежней корзины составляла 2172 кКал, а нынешней - 2175 кКал. Значит, по большому счету, не произошло каких-то кардинальных изменений, которые могли бы повлиять на стоимость этой корзины, и в итоге прожиточный минимум увеличился незначительно.

Прожиточный минимум или черта бедности?
- Раньше, как вы сказали, люди с низкими доходами тратились, в основном, на продукты. А сейчас что-то изменилось?
- Такая статистика есть, и если проследить динамику, то она очень интересна. В 2005 году соотношение продовольственных товаров и непродовольственных составило 45 на 55, в 2006 году, если взять путем интерполяции, это где-то 44 на 56, а в этом году – уже 43 на 57. То есть прослеживается очевидная тенденция снижения доли расходов на продукты питания, и соответственно, увеличение доли расходов на непродовольственную часть. Поэтому нужно пересматривать и количественные, и качественные параметры этого соотношения.

- Но каким образом?
- В мире существует масса методик. Американцы, например, делают следующее: они берут семью из 4 человек, и считают, сколько нужно средств на продовольственную корзину. Причем у них корзина с гораздо более высокой энергетической ценностью. Посчитали, затем умножают полученную сумму на три, потому что они считают, что соотношение продовольственной и непродовольственной частей должно быть один к двум в пользу непродовольственных. То есть одна треть корзины состоит из продовольственных, две трети – из непродовольственных товаров. В итоге получается достаточно дорогая потребительская корзина, причем рассчитанная на семью из четырех человек. Каждый раз при расчете они используют коэффициент семейности: на семью из двух человек – одна норма, из трех – другая и так далее.  Для одиноко проживающего человека в Америке считают потребностью 14,4 доллара в сутки. Умножим на 30 дней, получится более 400 долларов в месяц. И это является у них чертой бедности, которая составляет в США 60 процентов от прожиточного минимума. А в штате Миссисипи, например, другая черта бедности - 25,5 доллара в сутки. У них дифференциация еще и по штатам проходит, каждый штат может принимать свою норму в зависимости от своих экономических возможностей и природно-климатических особенностей. То есть речь идет опять-таки о реальном наполнении этой корзины. У нас же изначально, когда был принят закон «О прожиточном минимуме», он фактически выполнял нагрузку как раз черты бедности, хотя законом у нас предусмотрена и черта бедности. Сегодня она официально составляет 40 процентов от прожиточного минимума. Если взять показатели за 2006 год, то черта бедности проходит на отметке 3364 тенге. Но скажите, на эти деньги вообще возможно как-то прожить?

- Конечно, нет.
- То есть черта бедности для оценки бедности, на мой взгляд, вообще не годится. Оценка бедности должна осуществляться на основе прожиточного минимума, а прожиточный минимум, в свою очередь, должен быть рассчитан с учетом хотя бы простого воспроизводства. Для чего используется черта бедности? С ее помощью вычисляют, кто из граждан нуждается в адресной социальной помощи, а кто - нет. Здесь как раз учитываются и возможности государства. Допустим, 40, 50 или 60 процентов от прожиточного минимума государство может платить тем, кто имеет доходы ниже этого уровня. Но здесь мы опять сталкиваемся с главной проблемой – социальные стандарты неправильно рассчитаны. То, что сегодня называют прожиточным минимумом, на самом деле, по своей экономической сущности, является чертой бедности. Поэтому нужны верные расчеты прожиточного минимума, в первую очередь для того, чтобы правильно, реально оценить, каковы же у нас масштабы, глубина распространения и острота бедности.

-Исходя из всего, что вы сказали, можно заключить, что мы очень далеки от искоренения бедности, а ведь о победе над нею во всеуслышание заявляют в правительстве…
- Ну, представьте, что врач взялся лечить больного, а диагноз не установил. Может он его вылечить? Нет. В лучшем случае он загонит болезнь внутрь на какое-то время. Точно такая же история и здесь. Мы не имеем объективной картины масштабов, глубины и остроты бедности. Еще и говорим, что по итогам 2006 года у нас лишь 9,8 процентов населения имеют доходы ниже прожиточного минимума, а людей, живущих ниже черты бедности, в Казахстане и вообще нет. При этом мы заведомо используем расчеты, которые не могут дать объективных показателей. Я считаю, этическим решением правительства должно стать выяснение реальной величины прожиточного минимума, определение истинных масштабов бедности, с тем, чтобы эффективно бороться с нею, иначе все это будет профанацией, всего лишь попыткой хорошо выглядеть в глазах мирового сообщества.
Ведь почему эти стандарты называются базовыми? Потому что насколько правильно они определены, настолько последующие нормативы будут точными. Та же минимальная заработная плата. Есть хорошая казахская поговорка: «Кисык агаштын коленкесі де кисык». («У кривого дерева и тень кривая»). Я это к тому, что если неправильно рассчитан базовый показатель, то и все последующее будет неверным, как отражение в кривом зеркале.
Есть еще такое понятие «минимальный потребительский бюджет».

- Из чего он складывается?
- Я не буду сегодня подробно о нем рассказывать, но он должен, конечно, быть примерно в два раза больше, чем прожиточный минимум, и, на мой взгляд, все-таки минимальную зарплату нужно рассчитывать на основе минимального потребительского бюджета. Но сегодня у нас в стране, вопреки закону «О прожиточном минимуме», минимальная зарплата и минимальная пенсия превосходят величину прожиточного минимума, хотя, согласно закону, они должны быть на его уровне. Это говорит о том, что сама жизнь показывает неправильность данной методики, и нужно ее пересматривать. Очень важным вопросом в этом блоке является вопрос минимальной зарплаты. На самом деле ее размер должен учитывать уже даже не простое воспроизводство, а расширенное. Ведь речь идет о зарплате, той сумме, которую получает работающий человек, а раз он работает, значит, тратит энергию, ее нужно восполнять – это и есть расширенное воспроизводство. Простое воспроизводство – это когда человек не работает, и у него энергетическая ценность потребительской корзины может быть меньше.

- А существуют нормы потребления для работающих людей?
- Еще в 1936 году Лига Наций определила, что энергетическая ценность продовольственной корзины для человека неработающего должна быть 2400 кКал. Если человек на легкой работе – 3000 кКал, если средней тяжести – 3000-3600, если тяжелой – 3600-4800, а если очень тяжелой – то более 4800 кКал. Но сегодня, как я уже сказала, наша минимальная продовольственная корзина рассчитана на 2175 кКал, то есть мы ни в один параметр не вписываемся. Поэтому понятно, что для исчисления минимальной зарплаты этот показатель не может быть использован. А при среднеминимальной зарплате наполняемость корзины должна быть таковой, чтобы обеспечивать расширенное воспроизводство.

О пенсионерах, настоящих и будущих
- Есть один момент, который касается пенсионного обеспечения. Сегодня разрыв в заработной плате между наиболее и наименее обеспеченными гражданами у нас очень велик. Хорошей иллюстрацией будет следующий факт: в прошлом году в пенсионные фонды отчисляли сбережения 4 млн. 777 тысяч казахстанцев. И я могу точно сказать, что размер отчислений у трех миллионов составлял сумму от нулевой отметки до 20 тысяч тенге. Это как раз иллюстрирует, насколько у нас низкая заработная плата. Именно поэтому минимальная зарплата должна быть реально рассчитана.
Еще один важный аспект, о котором мы много говорим: необходимость введения почасовой оплаты труда. Недавно парламент, наконец, принял эту норму, ее включили в кодекс закона «О труде». Мы над этим долго бились. Не менее важна, на мой взгляд, дифференциация минимальной зарплаты по регионам. В этом году минимальная заработная плата составляет 9752 тенге. Но возьмите эту сумму в Шымкенте и, например, в Павлодаре.

- В Павлодаре холодно, придется покупать теплую одежду…
- Верно, на севере Казахстана климат резкоконтинентальный. Если мы говорим о селе, людям здесь нужно покупать дрова, уголь и так далее. Если город – оплачивать центральное отопление. То есть для дифференциации зарплаты в региональном разрезе это очень важно.
Следующее, о чем я хотела бы сказать – это минимальная пенсия. Тоже одна из самых больных тем, потому что у нас стареющее население, очень много пенсионеров. И их все больше и больше в нашей стране. Сейчас у нас действует трехуровневая система пенсионного обеспечения. Она состоит из солидарной и накопительной составляющей. В свою очередь, солидарная часть включает два вида выплат: базовую и собственно солидарную. Кстати, в свое время именно партия «Ак Жол» «пробила» принятие базовой пенсии, это была наша идея. Так вот, размер солидарной выплаты зависит от трудового стажа, величины заработной платы. Раньше старики были довольны размером пенсии, потому что они могли спокойно перемещаться по Союзу, жить в достатке и так далее. Сейчас другой подход. Солидарная пенсия, конечно, сохранилась, но размер ее очень мал. И, кроме того, величина базовой пенсии составляет всего три тысячи тенге. Когда ее вводили, мы предлагали установить ее размер в процентном отношении (60 процентов) от прожиточного минимума, причем от его реальной величины. Но сегодня этот показатель, как я уже сказала, в два с половиной раза меньше реального и составляет 8410 тенге. Если даже брать 60 процентов от этой суммы, получается немногим более 4 тысяч тенге. А если брать реальную величину прожиточного минимума, то есть 20 тысяч тенге, то размер базовой пенсии составит 12 тысяч тенге.

- И это кроме солидарной и накопительной частей…
- Да, но суть даже не в этом. Сама политика в пенсионной сфере ведет к тому, что у нас со временем возрастет роль накопительной системы, которая состоит из двух компонентов: обязательных и добровольных отчислений. Кстати, я считаю, нужно повышать роль профессиональных отчислений. То есть работодатель может, заботясь о своих сотрудниках, производить на их пенсионные счета дополнительные отчисления. А что касается распределительной системы, то есть базовой и солидарной выплат, то здесь ситуация осложняется тем, что у нас накопительная система начала действовать с 1998 года. По идее, чем старше становится человек, тем у него должно быть больше пенсионных накоплений, достаточных для того, чтобы обеспечить старость. Но это будет зависеть, во-первых, от того, какую зарплату он получал. Если она у него низкая, то и объем накоплений будет небольшим. Во-вторых, солидарная пенсия имеет тенденцию к сокращению и постепенно придет к нулевой отметке. В этой ситуации возрастает роль пенсионных фондов и базовой пенсионной выплаты по возрасту. Предположим, что человек, неважно, по каким причинам, ни одного дня в своей жизни не работал, значит, у него накоплений нет. Понятно, что в старости он все равно должен какие-то дотации от государства получать, и он может рассчитывать только на базовую пенсионную выплату. Поэтому она должна быть не меньше прожиточного минимума. Это тот самый минимум, который государство обязано обеспечить этому человеку. Здесь речь идет о том, чтобы базовая пенсия, сначала установленная в процентном отношении  от прожиточного минимума, со временем, с утратой роли солидарной пенсии, была приравнена с прожиточным минимумом. Кстати, об этом говорил и президент в своем выступлении в Парламенте на 1-й сессии 3-го созыва в 2005 году. И он сказал, что пенсия должна, во-первых, индексироваться с учетом инфляции, во-вторых, быть привязана к прожиточному минимуму. Но до сих пор Министерство труда не сделало ни того, ни другого. А актуализировать роль базовой пенсии нужно срочно, мало того, необходимо объяснять людям, как работает накопительная система, тогда у них повысится ответственность за свои собственные накопления. Человек будет понимать, что ему не на что рассчитывать, кроме как на свои собственные силы.
Сегодня у нас в стране 7,9 миллиона экономически активного населения. Из них 4,6 миллиона – работающие по найму. То есть они имеют официальный договор, а значит, производят пенсионные отчисления. 2,6 миллиона – самозанятые, и 0,64 млн. – безработные. И если человеку объяснят, что он может остаться ни с чем, он, если у него есть теневые доходы (у нас они составляют порядка 40 процентов всей экономики), будет приходить и добровольно вносить эти деньги. Кроме того, нужно стимулировать самозанятое население к формализации своих трудовых отношений. То есть они должны оформлять трудовые договоры, перечислять деньги в пенсионные фонды.

- А то, что министр труда и соцзащиты говорила об увеличении процента пенсионных отчислений до 20-25 процентов – не спровоцирует ли это работодателей, да и самих работников уводить реальную зарплату в тень, вести «двойную» бухгалтерию?
- Если г-жа Карагусова заботится таким образом об увеличении пенсионных накоплений – это просто недальновидно, нельзя так однобоко подходить к этой проблеме. Потому что вычет пятой или четвертой части зарплаты не заметит тот, у кого она составляет 10 тысяч долларов плюс теневые доходы. Но когда человек получает 40 тысяч тенге, для него это очень существенная сумма, если сейчас он перечисляет в пенсионный фонд 4 тысячи, то с введением новой нормы будет платить 8-10 тысяч тенге, для него это очень серьезно. Поэтому здесь нужно искать другие инструменты. То есть необходимо правильно сформировать саму структуру накопительной системы: диверсифицировать инструменты вложения средств, повышать доходность НПФ. Пока они работают зачастую с отрицательной доходностью, а нужно, чтобы доходы пенсионных фондов не только покрывали инфляцию, но и приносили дополнительные дивиденды, чтобы человек знал: у него эти накопления есть, и он их не потеряет. Вообще нужно пересматривать всю пенсионную систему в целом.

- На ваш взгляд, она неэффективна?
- Дело в том, что, перенимая в свое время чилийский опыт, мы забыли, что в Чили-то эксперимент провалился, и в других странах, которые пошли по этому пути, - тоже. Данная система оказалась неэффективной, сейчас ее надо перестраивать, реформировать, реструктуризировать, и срочно. Нам нужна продуманная, выверенная, системная политика в области пенсионного обеспечения.

С МРП пора проститься
Хотела бы затронуть еще один вопрос – о месячном расчетном показателе. С ним уже давно пора проститься, потому что он экономической нагрузки вообще никакой не несет. Сегодня его размер составляет 1092 тенге. Им, конечно, можно пользоваться при установлении штрафов на дорогах, но использовать его при исчислении социальных выплат – совершенно неправильно. При расчете пособий, минимальных пенсий и зарплат нужно базироваться на прожиточном минимуме, но только не на мрп.
Пособие и прожиточный минимум для каждой категории должны рассчитываться отдельно. Возьмем инвалида на костылях. Он от обычного человека отличается тем, что ему одной рубашки хватит максимум на месяц. Потом она протрется под мышками. Может ли его потребительский бюджет быть уравнен с бюджетом здорового человека? Нет. А сколько лежачему больному, которого надо несколько раз в день мыть, нужно использовать воды, если у него стоит счетчик? А еще ему нужно покупать памперсы, средства личной гигиены и так далее. То есть прожиточный минимум и социальные пособия должны рассчитываться на семью, по группам населения и так далее. Необходим индивидуальный подход. Прожиточный минимум, рассчитанный на пенсионера, будет, естественно, ниже, чем у работающего человека или ребенка.

Гендер – пора действовать
- Давайте поговорим о гендерной политике. Вообще эта тема, видимо, становится модной. Особенно любят высказаться по этому поводу женщины-политики. Та же Дарига Назарбаева очень часто говорит о том, какими должны быть женщины в политике. Она же как-то утверждала, что в гендерной сфере больше проблем психологического свойства, нежели социального или экономического характера.
- Я бы сказала, что здесь давно пора перестать говорить и начать что-то делать. Совершенно верно вы заметили, что для некоторых употреблять словечко «гендер» стало модным. На самом деле это проблема и ее нужно решать, а значит, надо вносить какие-то предложения. 17 сентября прошлого года в Швеции прошли выборы. И преобладающее количество претендентов на места в парламент (рейхстаг) были женщины. В Финляндии в правительстве 22 женщины – это больше 50 процентов. И это достижение – результат целенаправленной политики. Они, например, ставят условие, что при формировании партийного списка женщин должно быть не менее 50 процентов. Кстати, «Ак Жол» при формировании своего партийного списка на выборах в парламент 2004 года придерживался именно этого принципа.
На самом деле, конечно, женщин нужно продвигать, потому что есть сферы, где они просто необходимы, как более тонко понимающие и чувствующие определенные проблемы. Женщины, несомненно, должны участвовать в политике, экономике и вообще во всех сферах общественно-политической жизни. Реальными шагами в этом направлении было бы формирование партийных списков по гендерному принципу, пусть даже не 50, а 30 процентов, как предлагала Светлана Джалмагамбетова, - это уже победа. Причем этот принцип нужно соблюдать не только в парламенте, но и в других сферах. Хорошо, что у нас есть женщины-министры, и их не так уж мало. Нужно закреплять эту тенденцию. У нас, как известно, больше всего женщин работает в неправительственном секторе – НПО. Там, где государство уже не может по каким-то причинам справляться с определенными проблемами – на помощь приходят НПО. Многие женщины работают в организациях, оказывающих помощь инвалидам, занимаются поиском работы для малоимущих, оказывают психологическую помощь и так далее. И если они эффективно работают на уровне НПО, я думаю, смогут не менее эффективно трудиться и в других структурах – их нужно продвигать. Гендерная политика должна выстраиваться на государственном уровне. У нас есть Национальная комиссия по делам семьи и женщин при Президенте РК, это очень хорошо. Но этого недостаточно, на мой взгляд, нужно, чтобы за гендерную политику в правительстве официально отвечали специалисты в рамках какого-то отдела. Чтобы в каждом министерстве на кого-то была возложена ответственность за реализацию гендерной политики. Нужно озадачивать госструктуры в этом плане и контролировать исполнение. Кроме того, нужно на уровне государства создавать советы, куда входили бы представители общественности, которые делали бы вывод, насколько эффективно проводится гендерная политика. То есть если руководитель Министерства или любой другой госструктуры пренебрегает либо не надлежащим образом реализует гендерную политику, можно рекомендовать президенту или правительству применить к нему какие-то меры административного воздействия, вплоть до снятия с должности. До тех пор, пока мы не будем реализовывать гендерную политику именно таким образом, пока у нас не будет обратной связи и контроля над исполнением, очень сложно говорить об эффективности. А если такая система будет выстроена, я думаю, начнут делаться реальные шаги в продвижении наших женских вопросов.

Беседовал Виктор Майлин

Средняя: 3.4 (5 оценок)

Борьба с бедностью благородная задача. Это насущная задача общества и партий.

Комментарии

Жидопохороны США. Гиффены - энергобезопасности. Валюты казубийства($,Е). СМИ-триумфы АДА: вредит-доход-зарплат-бюджетов, кратнольготир-импорта(депутаты), дезорганизации клиринг-кластера, проф-отрасл-терр-потребит-капитала(акимы,министры), денконвертации млнрабмест(СаидМарчПавлКоржЦалюк итд). Зекбухгалтерия: долгоначисления, себест-цены здоров-образов-аттест-дипломов, инкасс-выручки(ктРНН), прод-покуп-балансов, меж-стран-ведом-субъект-акт сверок, ДтКтзадолженности. Агония: недрограбителей, банкбандитов, Нур Отан-захватчиков УКразвития СУЛ, инвал-воинов, родов, этносов. М Ишаев Ставка ордабасы ООН РК тел 662891, +7706711095

Есчо адна девужко, отягощенная эмоциями. Эка их колбасит в ожидании менопаузы! У Савостиной всё понятно - бабужко, отцвели уж давно хризантемы в саду...

Жуланова - это Савостина, но всё еще с месячными недомоганиями. Сублимация в экономику. У всех б/у девужко случается. Буйство эстрогена заканчивается, остается сплошной тестостерон, который девать некуда. Не менять же пол, на самом-то деле. Вот и лезут девужки туда, где и высоколобые мущины блукают без всякой надежды выйти к людям.

А ваще-то, всё это - очередная кормушка, для для унтер-офицерских вдов, которые сами себя секут прилюдно.Социо-мазохизм, ни дать, ни взять. В ожидании природно-политического климакса (коллапса).

Это про Ишаева:

Виктор Ишаев вновь стал губернатором Хабаровского края

Виктор Ишаев находится на этом посту почти 16 лет. Главой администрации Хабаровского края он был назначен указом президента РФ в октябре 1991 года. Переизбирался на этот пост в 1996, 2000 и 2004 годах.

Команда у Бамйенова сильная, в в пиарном отношении - полный отстой. Надо шевелится.

Жуланова - умная тетка. А Простой, видать, мужичок, с комплексами, коль сворачивает все время на гендер и все, что с ним связано. Не дают бедняге, поэтому вместо комментария о сути материала, лепит тут пургу. Сублимирует, однако, несчастный так