:: Данияр Ашигалиев. ДИЗЕЛЬНАЯ ЧЕХАРДА: ПОЧЕМУ БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ ДЕШЕВОГО ТОПЛИВА

Просмотров: 788 Рейтинг: 3.7

Осенняя вакханалия вокруг топлива будет повторяться из года в год, считают отечественные эксперты. Ситуация не изменится, пока цены на ГСМ не «сравняются» с российскими. Похоже, с этим утверждением согласны даже в правительстве.

Режим ручного управления

В Министерстве энергетики РК признаются: положение на внутреннем рынке — критическое. Впервые за долгие годы Казахстан остался без запасов дизельного топлива. Впрочем, производство дизеля «хромало» всегда — местные НПЗ так и не смогли обеспечить потребности казахстанских автолюбителей на 100%. Не помогла даже глубокая модернизация трех нефтезаводов, проведенная в 2018 году, — часть солярки приходилось и приходится завозить из соседней России.

Этой осенью гражданам, приученным казахстанской действительностью к ежегодным перебоям с топливом, приготовили очередной «подарок». Практически одновременно по всей стране исчезло дизельное горючее, чтобы появиться чуть позже в виде некачественной «парафиновой жидкости», напрочь убивающей двигатель. Вдобавок, некондиционный товар продавали по талонам либо «по знакомству». Но, главное — не более пятидесяти литров в одни руки. Ажиотажа добавил и взрывной рост цен — со 188 до 300 тенге за литр, местами стоимость «соляры» доходила до 350 тенге. Итог топливного коллапса — очереди на АЗС, вставшие большегрузы и не вышедшие на линию городские автобусы.

Окончания уже привычной дизельной чехарды ожидали сразу после завершения уборочной страды, когда тонны субсидированного ГСМ заливаются в фермерские баки. Однако после сбора урожая ситуация кардинально не изменилась. Оказалось, что местные хранилища и базы пусты — стратегический запас дизеля продан в ближнее зарубежье. Это при том, что в Казахстане действует официальный запрет на вывоз нефтепродуктов.

В Минэнерго ситуацию комментируют неохотно, ссылаясь на плановые ремонтные работы на нефтеперерабатывающих заводах. Но первопричиной нынешнего положения, по мнению чиновников ведомства, стал слишком дешевый дизель, производимый в РК. Мол, вывозят его почем зря направо и налево. Подобной позиции придерживаются и топ-менеджеры национальной компании «КазМунайГаз», утверждая, что все НПЗ работают в режиме максимальной загрузки.

В августе-сентябре в Казахстане зафиксирован аномальный рост потребления дизтоплива. Причиной стала его низкая стоимость, которая спровоцировала отток продукта транзитными большегрузами. Сегодня ситуация фактически перешла в ручной режим управления. Министерством энергетики перед нами поставлена задача по скорейшей стабилизации рынка и обеспечению качественным топливом. Ежедневно на Шымкентском заводе вырабатывается около 5,5 тыс. тонн дизельного топлива, на Атырауском — около 4,4 тыс. тонн, — поведал на экстренном совещании зампред КМГ Данияр Тиесов.

Кстати, с подобным месседжем не согласны российские эксперты. К примеру, главный редактор журнала «Геоэнергетика.инфо» Борис Марцинкевич в ходе видеомоста между Москвой, Нур-Султаном, Минском и Ереваном высказал «еретическое» предположение. Он считает, что доводы нашего министерства неубедительны, поскольку тогда дефицит возник бы в приграничных районах, а не по всей стране одновременно. Марцинкевич тут же накидал парочку собственных объяснений. Одно из них — из-за низкой цены на солярку в Казахстане автозаправочные станции просто не связываются с этим топливом. Вторая версия больше попахивает конспирологией. Россиянин предположил, что казахстанское дизтопливо вывозит Китай, который «создает госрезервы на случай непонятного взлета цен или возникающего дефицита».

Запасной вариант

Как бы то ни было, в профильном министерстве клятвенно пообещали, что ситуация с пропажей запасов больше не повторится. Одновременно с этим подчиненные Магзума Мирзагалиева косвенно подтвердили отсутствие четкой цепочки контроля качества ГСМ. По сути, жидкость, произведенная на НПЗ, отличается от той, которая попадает в баки отечественных автомобилей.

Любопытно, но в недрах Минэнерго готово запасное «объяснение» космического взлета стоимости солярки. Якобы, виноваты владельцы крупных нефтебаз. Их, при необходимости, могут обвинить в ценовом сговоре — соответствующий запрос в антимонопольный комитет уже отправлен. А пока чиновники недвусмысленно намекают крупным потребителям дизтоплива об импортном «варианте». Дескать, для избежания перебоев с поставками горнометаллургическим комплексам, недропользователям и АЗС необходимо подумать о ввозе недостающих объемов.

Разрушительный ремонт

Положение дел и объяснения властей не удовлетворяют обывателя. Рядовой потребитель вынужден задавать простые вопросы, на которые у правительства нет простых ответов. Почему плановые остановки нефтезаводов совпадают с уборочной кампанией? И где обещанный четвертый НПЗ?

Увы, ремонтные работы связаны с жестким техническим регламентом. Ежегодно заводы вынуждены вставать на паузу для замены узлов и агрегатов оборудования. Иначе нам грозит полное прекращение производства. По техтребованиям НПЗ должны проводить капремонт раз в три года — 45 суток, а на краткосрочную «реставрацию» отводится 18 суток.

Глубокая модернизация трех нефтекомплексов завершилась в 2018 году. Результатом работ стала полная независимость в производстве бензина всех марок — наш рынок ушел от «ценовых» настроений российских трейдеров. К сожалению, с дизелем не получилось. Более того, из-за технологических ошибок была выведена из строя установка производства водорода на Павлодарском заводе. ПНХЗ моментально снизил выпуск дизельного топлива с 4500 тонн до 600. На время выпуск солярки был минимизирован, — говорит аналитик Эльдар Минихеев.

По словам эксперта, реконструкция сыграла с отечественными производителями злую шутку. Теперь Казахстан может осуществлять глубокую переработку нефти, выпуская конкурентоспособную нефтехимию всех видов. Однако законодательные ограничения перекрыли экспортный потенциал, а насыщение внутреннего рынка «социальным ГСМ» невыгодно без господдержки.

Дорогая цена дешевизны

— Выскажу крамольную мысль, но попытки государства удержать низкие цены на ГСМ отрицательно сказываются на развитии отрасли. Ограничение экспорта ведет «в никуда» — только размер субсидирования внутреннего рынка достиг почти двух миллиардов долларов в год. Сегодня нефтедобытчики вынуждены поставлять на НПЗ нефть по более низкой стоимости. Об этом говорил и бывший глава Минэнерго Канат Бозумбаев. Пару лет назад тогдашний министр ожидал повышения цен на топливо, планировалось поэтапное выравнивание стоимости с российским рынком. Бозумбаев отмечал, что разрыв только по бензину между нами и РФ — больше ста тенге за литр. Любые запреты будут неизбежно порождать коррупцию на границе.

Министр обмолвился, что положением крайне недовольны отечественные нефтяники. Наполнение внутреннего рынка не приносит прибыли, возник профицит высокооктанового бензина. Излишки продукции так и не удалось направить на экспорт, — продолжает Эльдар Минихеев.

Кстати, аналитик утверждает, что северный сосед столкнулся с похожими проблемами.

— Внутренний рынок перестал удовлетворять российских производителей. НПЗ стали обращать внимание на внешние рубежи. Однако в РФ пошли отличным от Казахстана путем. Здесь посчитали, что выравнивание цен с европейскими — путь в никуда. Правительство заключило с топливными компаниями соглашение о демпфере. Механизм работы выглядит так: если экспортная цена бензина и дизтоплива выше внутрироссийской, то государство компенсирует нефтекомпаниям часть разницы, чтобы они не повышали цены в РФ. Ну, а если российские цены будут выше экспортных, то нефтяники поделятся с государством частью своей сверхприбыли. К сожалению, я не слышал о подобных инициативах в Казахстане, — утверждает Минихеев.

Эксперт уверен, что дизельный дефицит вызван, в большей мере, искусственно. Возможно, в правительстве принято кулуарное решение об уходе «из коридора низких цен». Либо закончились деньги на поддержание социального топлива, либо ситуацию отдали на откуп «невидимой руки рынка», которая, по мнению чиновников, выровняет положение без особых усилий.

Ответственные лица уже в открытую говорят, что коллапс с дизелем связан с излишней дешевизной отечественного продукта. Получается, нефтяники и производители не мытьем, так катаньем пробили экспортную брешь. Ожидаю, что ситуация на казахстанском рынке ГСМ выправится только после выравнивания цен с российскими. Да, пострадает конечный потребитель. Да, вырастут цены на все виды продукции. Но, скажите честно, кто в последнее время думает об интересах граждан? — спрашивает Эльдар Минихеев.

Четвертый — лишний?

Долгое время в Казахстане отказывались от строительства четвертого НПЗ. В Минэнерго утверждали, что эта постройка экономически нерентабельна, мощностей трех предприятий — в Атырау, Павлодаре и Шымкенте — хватит на всю страну. Приводились убедительные цифры и расчеты. Но раздался «гром с небес» — в дело вмешался Нурсултан Назарбаев, который в ультимативной форме потребовал довести число нефтезаводов до четырех.

Сказано — сделано. В авральном порядке было подготовлено технико-экономическое обоснование, найдены китайские инвесторы, определено место для строительства. По предварительным оценкам, новый НПЗ должен будет перерабатывать шесть миллионов тонн нефти в год. Проект, по самым скромным подсчетам, обойдется в четыре миллиарда долларов.

После 2019 года судьба четвертого завода стала совсем туманной. О нем предпочитают не вспоминать, как и о многих проектах, инициированных ранее.

— Для обоснования «избыточности» нового НПЗ в Казахстан были приглашены специалисты международных компаний — Boston Consulting Group и Axens. Одни отвечали за экономическое обоснование, другие — за техническую составляющую. Их выводы — нерентабельно и дорого.

Исследование показало, что даже с учетом транзитного потенциала для нашей страны достаточно имеющихся мощностей. Во всяком случае, до 2032 года. Также не стоит забывать и о мини-НПЗ, а их у нас около 40. К примеру, недавно появилась информация о начале работ в Карагандинской и Западно-Казахстанской областях. Стало известно, что в ЗКО недалеко от поселка Алгабас уже строят нефтеперерабатывающий завод стоимостью в 420 миллионов долларов. Сюда вкладываются арабские шейхи — компания West Hydrocarbons Commerical Investment LLC. Проектная мощность — 750 тысяч тонн в год. В Карагандинской области сингапурские бизнесмены намерены запустить НПЗ стоимостью 300 миллиардов тенге. Планируется, что в год будет производиться один миллион тонн нефтепродуктов. И зачем нам еще один завод? — резюмирует аналитик Минихеев.

Источник: spik.kz

Средняя: 3.7 (3 оценок)