:: Жандос Асылбеков. КАЗАХСТАН – ОДИН ИЗ МИРОВЫХ АУТСАЙДЕРОВ ПО УРОВНЮ ВЛАДЕНИЯ АНГЛИЙСКИМ

Просмотров: 556 Рейтинг: 4.4

Очень низкий уровень владения английским языком, 96-е место среди 112 стран, охваченных рейтингом, – такие результаты показали представители Казахстана в ходе последнего исследования, проведенного Международной образовательной организацией Education First (EF), которая базируется в Швейцарии. И поскольку речь идет о независимой внешней оценке состояния дел с изучением English, то ее, видимо, следует признать объективной и заслуживающей доверия.

Это исследование, имеющее целью определить индекс владения английским языком в разных странах (сокращенно EF EPI), проводится ежегодно, начиная с 2011-го. Как отмечается в обнародованном совсем недавно отчете, на сей раз им были охвачены более двух миллионов человек по всему миру. Тестирование осуществлялось через Интернет, в нем мог принять участие любой желающий. Отсюда следует, что вовлеченными оказались люди, которые изучают или хотят изучать английский язык, а также те, кому важно понять, в какой степени они им владеют. В основном это молодые люди: средний возраст составил 26 лет. Минимальное количество участников от каждой страны для включения ее в рейтинг – 400 человек. Но в большинстве случаев их было гораздо больше – тысячи и даже десятки тысяч.

Им предлагалось пройти стандартизированный тест, позволяющий определить уровень навыков чтения и устного общения на английском, после чего все полученные данные соответствующим образом обрабатывались. Цитата из отчета: «Было установлено, что результаты EF EPI 2021 сильно коррелируют с результатами TOEFL iBT 2019 (r=0,81) и IELTS Academic Test 2019 (r=0,73). Эти корреляции показывают, что, хотя эти тесты имеют разный дизайн и разные профили участников, они выявляют схожие тенденции в национальном уровне владения английским языком».

По итогам тестирования все страны в зависимости от результатов, показанных их представителями, были распределены по пяти группам: набравшие в среднем 600 баллов и больше – очень высокий уровень, от 600 до 550 – высокий, от 550 до 500 – средний, от 500 до 450 – низкий, от 450 и ниже – очень низкий. Кстати, стран с очень высоким уровнем оказалось лишь 13. Это в основном западноевропейские, скандинавские, а также Сингапур и ЮАР, бывшие британские колонии, где английский язык сегодня имеет особый статус. Разумеется, сами англоязычные государства в рейтинг не вошли.

Под очень низким уровнем понимается знание простейшей грамматики, использование в речи ограниченного набора слов, умение перевести несложный письменный текст с помощью словаря. Человек, обладающий таким минимальным набором навыков, испытывает сложности в общении с носителем английского языка, не понимает многого из того, что говорит собеседник, часто вынужден прибегать к жестам, чтобы донести до него свою мысль. Просто низкий уровень означает способность поддерживать беседу на обыденные темы, вникать в содержание несложных текстов без помощи словаря. И т.д.

Казахстан на постоянной основе участвует в этой системе ранжирования с 2013-го. Его показатели за этот период приведены в предлагаемой ниже таблице. Здесь нужно иметь в виду, что с 2013-го по 2019-й применялась 100-балльная шкала, а в последние два года – 800-бальная.

Как видим, по сравнению с предыдущим годом мы опустились на четыре строчки ниже – с 92-й на 96-ю. Правда, стран в рейтинге на сей раз оказалось больше, но ведь добавились сплошь бедные, отсталые, имеющие слабые образовательные системы (а некоторые из них переживают смуту и хаос): Ливан, Гана, Танзания, Мозамбик, Мадагаскар, Гаити, Сомали, Ливия, ДР Конго, Южный Судан, Йемен. В какой-то степени единственным исключением можно считать Молдову, причем она показала очень приличный результат – 532 балла, уступив среди бывших постсоветских республик только трем прибалтийским.

С другой стороны, к результату предыдущего года мы приплюсовали 14 баллов – 426 против 412, что вроде бы должно привнести некоторую долю оптимизма. Но опять же, все познается в сравнении. Взять соседний с нами Узбекистан. Два года назад он располагался ниже, чем Казахстан, а затем догнал и даже стал уходить вперед. Вот и теперь узбеки добавили к своему прежнему показателю 17 баллов. Сейчас у них стало 447 – на 21 больше, чем у нас. Еще совсем чуть-чуть – и они из группы с очень низким уровнем владения английским перейдут в число стран с просто низким уровнем. А Азербайджан такой переход уже совершил: за год он улучшил свой показатель на 19 баллов и довел его до 451. Хотя еще пять лет назад занимал в рейтинге более низкое место, чем Казахстан.

Словом, мы все больше отстаем от наших братьев по тюркскому миру, тоже вышедших из «советской шинели», а значит, находившихся в одинаковых с нами стартовых условиях. Впрочем, кто-то может обнаружить здесь некую закономерность: дескать, в Азербайджане и Узбекистане уже ввели алфавит на латинице, и это облегчило их жителям изучение английского. А значит, стоит Казахстану сделать аналогичный шаг – и мы тоже вырвемся из числа аутсайдеров. Но, во-первых, азербайджанцы и узбеки добились существенного прогресса только в последние годы (до 2017-го их результаты были хуже, чем наши), хотя начали переходить на латинскую графику уже давно, едва ли не сразу после обретения независимости. А, скажем, Турция, которая ввела латиницу почти сто лет назад и имеет гораздо более продолжительные и более тесные связи с англоязычным миром, тем не менее, продолжает оставаться в группе стран с низким уровнем владения английским (сейчас 478 баллов, год назад было 463).

Во-вторых… Посмотрите на Монголию, которая сохраняет верность кириллице и не собирается от нее отказываться. По итогам EF EPI 2016-го она намного отстала от Казахстана – 42,77 против 47,42. В переводе на ныне действующую «систему зачета» это составляло примерно 45 баллов. А теперь уже Казахстан имеет «минус 35» относительно Монголии. Последняя, доведя свой показатель до 461 балла, уверенно перешла из 5-й группы (очень низкий уровень) в 4-ю (просто низкий), вплотную приблизившись к таким странам, как Шри-Ланка, где английский имеет официальный статус языка межэтнического общения, и Япония.

Словом, дело не в том, какими знаками изображать буквы и звуки, а в чем-то другом. Думается, прежде всего, в качестве преподавания English в общеобразовательных школах. Только один факт. Согласно данным, которые содержатся в недавно опубликованном Национальном сборнике «Статистика системы образования Республики Казахстан» за 2020 год, в нашей стране трудятся 29,2 тысячи школьных учителей английского. Из них 9,9 тысячи, или более трети, имеют педагогический стаж менее трех лет. Для сравнения: учителей русского языка в Казахстане меньше (23,7 тысячи), зато только каждого пятого из них можно отнести к малоопытным. Да и уровень подготовки в педагогических вузах преподавателей английского оставляет желать много лучшего.

Обращает на себя внимание и такой момент. Если в целом по Казахстану участники EF EPI от нашей страны набрали в среднем 426 баллов, то в Нур-Султане – 470, в Алматы – 466. Не правда ли, очень красноречивая статистика? Помимо разницы в уровне школьного преподавания английского в двух наших столицах, с одной стороны, и на остальной территории Казахстана (особенно в райцентрах и селах), с другой, здесь, скорее всего, сказываются и другие факторы. Например, наличие или отсутствие языковых курсов, квалифицированных репетиторов, а также, что тоже очень важно, возможность или невозможность оплачивать их услуги – все-таки в Нур-Султане и Алматы доходы населения существенно выше, чем в областях.

Между тем, в Азербайджане такого разрыва в знании английского языка нет. Если в целом по республике участники тестирования набрали в среднем 451 балл, то в Баку – 459. В Узбекистане общестрановой показатель оказался даже чуть выше, чем столичный (ташкентский) – 447 и 446 соответственно. И уж вовсе удивительной выглядит ситуация в Монголии: в целом по стране – 461, а в ее столице Улан-Баторе, где проживает чуть ли не половина населения республики, – 454. Почему у них так, а у нас совершенно иначе – этот вопрос требует изучения.

Помнится, в 2016-м тогдашний министр образования и науки РК Ерлан Сагадиев грозился уже с 2018-го начать «внедрение обучения естественнонаучным предметам (то есть, самым сложным с точки зрения и «языковой адаптации», и усвоения материала – прим. авт.) на английском языке». Интересно, из чего он исходил, когда строил столь грандиозные планы? Ведь мы до сих пор не можем организовать даже сносное преподавание English как отдельного учебного предмета – хотя бы на уровне Монголии...

Источник: qmonitor.kz

Средняя: 4.4 (5 оценок)