:: Джанибек Сулеев. ВЗРЫВЫ ПОД ТАРАЗОМ: НОВЫЕ ПОДРОБНОСТИ

Просмотров: 1,409 Рейтинг: 5.0

После недавнего выступления министра по чрезвычайным ситуациям Ю.Ильина на дне Правительства в Мажилисе ко мне обратился офицер, специалист по боеприпасам, читавший материал «Взрывы под Таразом: вопросы и парадоксы» (https://spik.kz/vzrivi-pod-tarazom-voprosi-i-paradoksi).

Вот выдержки из его эмоционального сообщения: “многих военных удивило и возмутило выступление министра по ЧС Ю.Ильина в Парламенте. Мы, военные, признаем свою ответственность за то, что случилось, а именно – за пожар на складе. Кто-то из наших не досмотрел. Но мы не опускаемся до того, чтобы на кого-то показывать пальцем и обвинять.

Уважаем память тех, кто погиб. Но правда заключается в том, что несмотря на пожар, гибель людей можно было избежать, как Вы и отметили раньше в своей статье.

А Ильин вместо того чтобы ответить на конкретный вопрос депутата, стал просто спихивать ответственность за все что можно, на военных. Это не делает чести даже простому рядовому, не говоря о генерале. Военные служат на складах с боеприпасами не потому что им это очень нравится. Никто не мечтал вместе с семьями постоянно сидеть на пороховой бочке. Но нас туда направляет государство, значит это нужно для страны! И на военной службе случается всякое.  Мы уже порядочно устали от всяких инсинуаций и глупых заявлений”, - отметил он.

 По его словам, таких примеров достаточно. “То уважаемый вроде бы человек заявляет, что боеприпасы из Арыси привезли в Жамбылскую область и бросили во дворе частного дома. Потом выясняется, что это вообще не Минобороны, а «Казтехнологии» продали утиль с аукциона и какая-то частная фирма из Тараза купила и привезла к себе на склад”.

Другие претензии тоже не очень то точны: например утверждается,  что под Таразом хранились вместе инженерные и артиллерийские боеприпасы. Да, так было, но много лет назад. А в 2020 году все артиллерийские и реактивные боеприпасы с этого склада были вывезены в безопасное место. Именно это и предотвратило более тяжелые последствия взрывов! Об этом также5 много писали в соцсетях. 

Теперь очередное заявление: якобы «военные умышленно ввели пожарных в заблуждение». Если это так, то кто именно из военных и что сказал? А даже если кто-то что-то сказал, то почему пожарные, вместо того чтобы разбираться и принимать самостоятельные решение, слушают непонятно кого и делают, как им сказал какой-то неизвестный?..

И ведь, согласимся, что это все логичные и резонные возражения тому, что рассказал глава МЧС. История такова, что в ней не стоит кого-то защищать или выгораживать – ни МЧС, ни Минобороны. Более того, в принципе, понятно, что во многом виноваты именно нерадивые вояки виноваты в произошедшем. Как минимум прозевали момент возгорания. Однако у любой «виновности» есть свои границы А как же другие ведомства? Они совершенно безгрешны?

Не буду повторять то, что мы излагали в вышеупомянутой статье. Пойдем чуть дальше…. Хотя, казалось бы, ну что же можно добавить к уже сказанному? Да немало. Например, в открытом открытом доступе находятся правила пожаротушения, утвержденные приказом ответственного ведомства. Заглянем туда. К слову, у нас до 2020 года за это отвечало Министерство внутренних дел, а точнее – входивший в его состав Комитет по чрезвычайным ситуациям. МЧС РК все также продолжает руководствоваться «Правилами организации тушения пожаров», утвержденными  26 июня 2017 года Приказом МВД РК  N 446.

Итак, в них четко указано, кто руководит всеми действиями на пожаре. Пункт 115 правил гласит: «непосредственное руководство тушением пожара осуществляется руководителем тушения пожара (РТП) – прибывшим на пожар старшим должностным лицом гарнизона противопожарной службы». РТП на принципах единоначалия управляет всеми людьми и силами.

«Указания РТП обязательны для исполнения всеми участниками тушения пожара. Никто не вправе вмешиваться в действия РТП или отменять его распоряжения при тушении пожара». 

Здесь кроется ответ на очень важный вопрос: кто решает и может отдать приказ всем, независимо от ведомственной принадлежности  – начинать/продолжать тушить пожар - или - уходить/эвакуироваться? Оказывается, ни командир части, ни командующий военным округом, и даже не министр МЧС, или МВД или Минобороны не может вмешиваться в действия Руководителя тушением пожара (РТП)!  На месте пожара - все строго должно находиться в границах именно его компетенции и единоначалия... Он самый главный.

Как же принимает решения этот самый РТП? Об этом написано в пункте 134 Правил: «РТП производит разведку и оценивает обстановку на пожаре; немедленно организовывает и лично возглавляет спасение людей; ставит задачи подразделениям; непрерывно следит за изменениями обстановки и принимает соответствующие решения». Как же проводится эта самая разведка? Опять же РТП, причем: «При проведении разведки устанавливается наличие и характер угрозы людям; наличие и возможность вторичных проявлений опасных факторов пожара» (к которым безусловно относится наличие взрывчатых веществ).

Пункт 25: «при проведении разведки необходимо использовать документацию и сведения, представляемые должностными лицами объекта, на котором произошел пожар»

Пункт 32: «необходимо использовать документацию от лиц, знающих конструктивные особенности, технологический процесс и оборудование производства»

Звучит банально, но обратим внимание: пожарные руководствуются не словами каких-то неизвестных людей, а документацией и сведениями, полученными от «должностных лиц, работающих именно на том объекте, на котором произошел пожар» (если таковые имеются на месте), да еще и «знающих» технические особенности.

 Поэтому слова о том, что кто-то неизвестный «ввел пожарных в заблуждение, сказав, что тротил не взорвется», мягко говоря, неубедительны. Уполномочен ли был этот человек (если он был) давать такие заключения? Ведь если вдуматься, то этим «кем-то» мог оказаться какой-то случайный зевака или человек в состоянии невменяемости, или вовсе вредитель или злоумышленник.

Другой естественный вопрос: разве пожарные не ведут досье на опасные объекты, не изучают свойства горючих материалов и веществ? Например, при пожаре на автозаправочной станции, разве пожарные спрашивают кого-то, взорвется ли при горении бензин? Ведь они сами должны это знать не хуже владельца этой самой АЗС. Не говоря уже о том, что руководителя этой АЗС может просто не оказаться на месте?!.

Как рассказывали до этого сотрудники МЧС, пожарные части регулярно проводят с воинскими частями совместные тренировки, учения, а пожарные постоянно проверяют воинские части на противопожарную безопасность. Тем более склады с боеприпасами. Это ведь не ресторан или магазин – загорится – мало не покажется. Возможно, такие рассуждения кому-то покажутся недостаточно профессиональными, но согласитесь, они логичнее того, что постфактум несли эмчеесники….

Далее в правилах  имеется отдельный Параграф 4 «Тушение пожаров в условиях особой опасности для личного состава». Это как раз про такие учреждения как склады ГСМ или боеприпасорв. В нем содержится целый перечень требований, которые должны быть соблюдены при тушении таких пожаров. Например, необходимо предусмотреть «защиту личного состава и пожарных автомобилей  от поражения взрывной волной и осколками, обломками с использованием бронежилетов, обвалований, капониров». Предусматривается также «вывод за пределы опасной зоны личного состава и автомобилей». Были ли выполнены все эти требования?  Даже с поправкой на то, что в реальной жизни, особенно в экстремальной ситуации, очень редко все делается строго по инструкции и правилам.

В упомянутых «правилах организации тушения пожаров» также примечателен Пункт 2 «Общих положений»: «основной задачей личного состава противопожарной службы на пожаре является спасение людей». То есть, если людям угрожает опасность, следует думать прежде всего о сохранении их жизней. Знакомый ветеран-спасатель сказал мне, что среди его коллег  есть правило: если существуют риски для спасателей, то продолжать выполнение задачи только в том случае, если речь идет о спасении людей. Например, спасение горняков из аварийной шахты. Но если жизням людей ничего не угрожает, то не стоит рисковать жизнями и здоровьем спасателей и пожарных.

Или вот ситуация: при взрыве погиб также сотрудник прокуратуры. В правилах не говорится о присутствии на пожаре прокурора или следователя. Они должны работать уже после ликвидации пожара. А если на место пожара прибыли те, кому там быть не положено, то РТП должен был дать команду на то, чтобы они покинули место пожара. Не так ли? И эта команда, как мы видели выше, обязательна для исполнения. Но была ли дана такая команда нескольким сотрудниками прокуратуры, которые находились вблизи места тушения пожара? Не говоря уже о резонном вопросе: а как они там вблизи очага горения и горящем  складе боеприпасов вообще оказались??? Наибольший резонанс и критику вызвали слова Ю. Ильина о том, что «военные ввели пожарных в заблуждение, сказав, что тротил не взорвется». При этом министр ЧС сообщил, что расследование установило, что взорвался именно тротил. Интересно, как удалось это установить, если там ничего не осталось? Впрочем, это – дело экспертов. Не менее интересно другое: если даже кто-то из военных, сказал, что тротил не взорвется, то вводил ли он пожарных в заблуждение или был все таки прав?

 Задайте этот детский вопрос «взрывается ли тротил от огня?» «гуглу» или «яндексу» и вы удивитесь, узнав что: «тротил никогда не взрывается при пожаре» (можете сами попробовать). Имеется даже  ссылка на украинский завод-производитель тротила. https://www.uralskweek.kz/2021/09/01/proizvoditel-trotila-o-vzryvax-v-taraze-na-grazhdanke-takix-sluchaev-ne-bylo/.  Получается, что если какой-то неизвестный действительно сказал, что тротил не взорвется, то он сказал, то, что знал и как его учили. А в конечном счет он оказался прав. А глава МЧС - следовательно нет? Самое печальное состоит в том, что несмотря на отчет должностных лиц, мы все так и остались в догадках как же такое могло произойти и  что, по сути, стало истинной причиной пожара и взрывов.  

Произошла беда. Погибли при исполнении служебных обязанностей пожарные и военные. Честь им и вечная память. Но в этой истории кроме самоотверженности явно были ошибки, неверно принятые решения. Такие трагедии всегда сопровождают людей. Но чтобы не было больше таких жертв надо понимать (помнить?), что если горит опасное вещество: взрывчатка, бензин, керосин, петарды – надо прежде всего быстрее эвакуировать людей и, фигурально выражаясь, не гадать, взорвется тротил или нет. А еще неукоснительно исполнять все инструкции, а не действовать «по наитию». Чтобы потом с трибун не нести странные вещи. 

Средняя: 5 (5 оценок)