:: Шарип Ишмухамедов, A+Analytics. БЕДНОСТЬ И НИЩЕТА …«ТЕРРОРИСТОВ»

Просмотров: 1,684 Рейтинг: 5.0

Шок и отчаяние стали обыденными в эти сложные дни для многих казахстанцев. За короткий срок «витринные» спецслужбы, «витринная» стабильность и безопасность, «витринные» чиновники показали свои способности и эффективность. Мирные митинги в условиях отсутствия системной оппозиции, способности протестующих организованно выдвинуть свои требования быстро потеряли свою цель, превратившись в хаотичное противостояние, конфликт и беззаконие.

 

Отсутствие единства среди митингующих, отсутствие лидеров, крайний уровень конфликтности в обществе, деструктивные действия провокаторов привели к вооружённому конфликту, мародерству, столкновениям с полицией и военными. Предстоит найти еще много ответов на сложные вопросы мотивов, решений и действий чиновников, военных, полиции в те темные дни.

 

Все еще не закончился период «антитеррористической кампании», но население, родственники жертв, международное сообщество ждут ответов на многие вопросы, которые волнуют сегодня всю страну. Но если вопросы количества террористов, иностранного влияния, причин присутствия оружия в руках протестующих требуют открытого разбирательства и объективного расследования, то социально-экономические причины бедности, подтолкнувшие к массовым протестам и беспорядкам можно и нужно обсуждать уже сейчас. 

Очевидно, что, несмотря на официально заявленное внешнее влияние деструктивных сил, основной движущей причиной массового недовольства граждан, вынудившее население протестовать, стала обыденная бедность, безработица, повышение цен, отчаянное экономическое положение сельских жителей в регионах.

Можно искать, и, без сомнения, найти, внешние причины влияния преступников, провокаторов, призывы радикальных лидеров в социальных сетях, но без внимания к проблеме бедности, социальной неустроенности, бедственного положение на селе, невозможно понять причины протестов и не допустить повторение событий в будущем. Невозможно скрыть и не заметить, что большинство митингующих были молодыми людьми из сел и поселков, регионов Казахстана, которых никак нельзя назвать обеспеченными и довольными своим экономическим положением. 

Бедность стала традицией и естественным состоянием казахстанского общества. Практически все годы независимости правительство, статистические органы взамен реальной борьбы с бедностью, повышения уровня доходов, мониторингом настоящих минимальных заработных плат занималось самым легким – игрой с цифрами и данными для хороших и красивых цифр отсутствия бедности как явления вообще.

Правительство, не стыдясь, прописало и до сих пор использует устаревшую «абсолютную концепцию»  подсчета бедности, применяемую в самых отсталых странах постсоветского пространства. Эта концепция считает нормальным, что люди, получающие 23111 тенге в месяц, то есть на 70% выше минимального прожиточного минимума, не являются бедными и соответственно, не могут просить о социальной помощи и господдержке.

А ведь на эти деньги человек должен питаться, как-то одеваться, где-то жить и растить свою семью. В результате десятилетиями в Казахстане официально признанная бедность указывается на уровне 3-5% от всего населения, что составляет около 1 миллиона граждан страны. В то время как во всем цивилизованном мире применяется понятие «относительная бедность», где целью становится не сокрытие количество бедных, а поиск нуждающихся граждан для оказания им помощи и поддержки.

Так если брать в расчет медианную заработную плату большинства граждан, то в результате бедными можно считать от 10% до 25% населения страны. Факты минимальной заработной платы также подтверждают, что в воюющей Украине, без нефти и газа, она составляет 6500 гривен или около 230 долларов США. В огромной России, находящейся под западными санкциями, она составляет около 180долларов, против 130 в Казахстане. 

Сложно было найти еще более неверное время для проведения ультра-правых экономических реформ, связанных с формированием цен на газ и другие энергоносители, чем начало 2022 года. Вспомним, что граждане Казахстана только недавно пережили острую фазу пандемии и связанные с этим безработицу, отсутствие средств проживания, банкротство бизнеса.

У бедности Казахстана есть свое лицо и примеры. Чаще всего это многодетные семьи, проживающие на селе в провинции, без высшего образования, с множеством кредитов и долгами. Однако в отличие от классических примеров, бедными в Казахстане все чаще становятся не только безработные, но и те, кто работают и платят налоги.

Можно напомнить, что еще за год до сегодняшней катастрофы, председатель Народной партии Казахстана Айкын Конуров предупреждал: «мы не наблюдаем адекватного восприятия проблемы «работающей бедности» в Казахстане... Бедность и отсутствие перспектив из нее выбраться, это главные экономические проблемы Казахстана, но правительство пока этого не понимает...».

В свою очередь, по его мнению, масштабы бедности огромные и включают работающую часть населения, которая оценивается в 5 миллионов человек трудоспособного населения, а это почти 60% всей рабочей силы (экономически активного населения). Однако происходит все наоборот, взамен социальных проектов помощи, открытия новых рабочих мест, снижения налогов, все общество, бизнес увидели продолжение кампании выкачивания денег из населения, повышение цен, налогов, дополнительной проверки бизнеса. Непродуманные действия в отношении снятия излишков из ЕНПФ также привели к повышению цен на недвижимость и арендную плату во многих городах и регионах страны.

Предупреждений, что бедность станет прямой причиной массового недовольства населения в регионах страны, было всегда достаточно. Только по официальным данным, наибольшая разница между уровнем городской и сельской бедности в прошлом году наблюдалась в Атырауской (9,8 раза), Мангистауской (3,2 раза) областях. Неудивительно, что именно с этих регионов начались массовые волнения и мирные митинги. Невозможно скрыть социальную, экономическую разруху, которая столько ярко проявляется между селом и большим городом, именно на западе Казахстана и в Алматинской области, граничащей на контрасте с процветающим сытым мегаполисом Алматы.

Резюмируя можно сказать, что программы восстановления экономики должны включать в первую очередь те сферы и проекты, которые повлияют на снижение уровня бедности и безработицы. Можно тысячу раз скрывать бедность в Казахстане за эквилибристикой терминами «самозанятое население» и игрой со статистикой, но этим не решить реальную проблему нищеты многих казахстанцев. Социальная политика должна начинаться с решения вопросов о бедности и безработицы, как основных гарантов недопущения подобных конфликтов в будущем. Бедность нельзя отменить одним решением или документом. Но нужно начать хотя бы с признания ее наличия среди простых граждан Казахстана, в том числе выходивших с мирными требованиями на площади нашей страны.

----------

Предыдущая статья автора

Средняя: 5 (2 оценок)