:: Сауле Исабаева. ПОЧЕМУ В КАЗАХСТАНЕ «ВЫМЕР» СРЕДНИЙ КЛАСС И КАК ЕГО МОЖНО ВОЗРОДИТЬ?

Просмотров: 790 Рейтинг: 3.8

Еще в 2008-м Нурсултан Назарбаев ставил задачу увеличить долю среднего класса в стране до 50 процентов. Но с каждым годом эта важная прослойка общества, наоборот, тончала, а заодно и замедлялось экономическое развитие Казахстана. Ведь неслучайно именно ей приписывается роль двигателя реформ и прогресса. По оценкам разных аналитиков, сегодня к данной группе можно отнести лишь от 5 до 7% казахстанцев.

Хотя еще лет десять назад (до серии «шоковых» девальваций) ее доля составляла 25-30%. Для сравнения: в развитых странах этот показатель доходит до 70% и выше, что считается залогом политической и экономической стабильности. О том, почему «вымер» наш средний класс и как можно восстановить его былые позиции, мы беседуем с политологом, руководителем проектов Eurasian Center for People Management (ЕСРМ) Айман Жусуповой.

-
- Айман Сабитовна, как бы вы идентифицировали средний класс применительно к условиям нашей страны?

- Теоретики в области изучения среднего класса разделяют старое и новое его понимания: если первое связано с наличием собственности, средств производства, предпринимательской деятельностью, то второе больше основано на наличии определенного рода занятий, профессии. Кроме того, в социологии есть два подхода к пониманию сущности среднего класса: нормативистский, базирующийся на определенных стратификационных стандартах и объективных характеристиках, и релятивистский, учитывающий специфические его характеристики для каждого конкретного общества в конкретном временном континууме.

Лично я остаюсь приверженцем старого подхода, когда при идентификации среднего класса наряду с уровнем доходов использовался такой критерий, как владение недвижимостью. Допустим, в развитых странах, где оплата труда в разы выше, чем у нас, наличие собственного жилья не считается жизненно важным условием – там выгоднее долгосрочная аренда. Тогда как в казахстанских реалиях даже сравнительно высокий (для нашей республики) и стабильный доход может быть нивелирован необходимостью снимать квартиру. Если средняя заработная плата в РК составляет 350 тысяч тенге, то стоимость аренды, особенно в крупных городах, - не менее половины от этой суммы.

С другой стороны, из года в год в стране растет значимость профессионализма (высокой профессиональной квалификации), а это говорит больше в пользу уже нового подхода к определению среднего класса. К слову, сейчас появляется множество новых профессиональных ниш, в которых граждане могут успешно проявить себя и выйти на более высокий уровень доходов. Это, прежде всего, сфера IT, смежные с IT отрасли, креативные индустрии.

 

Крепкий середнячок

- Каким базовым критериям должен соответствовать человек для включения в этот класс?

- Исходя из вышесказанного, к числу базовых критериев я бы отнесла, во-первых, наличие жилья в собственности. Но здесь имеет значение, вступил ли человек в полное владение им или же оно находится в залоге у банка, выдавшего кредит на его приобретение. Нередко бывают ситуации, когда люди, неспособные выплачивать огромные процентные ставки по ипотеке, вынуждены продавать недвижимость и искать более бюджетные варианты. А еще важна квадратура в расчете на каждого человека - отечественные исследователи обычно указывают в качестве минимальной нормы 40 кв. метров на члена семьи.

Во-вторых, уровень доходов. Этот критерий является самым дискуссионным в современных казахстанских реалиях. Мнения исследователей относительно него сильно разнятся - от 500 долларов как нижний порог на каждого члена семьи до 2,5 тысячи долларов. Главное, чтобы эти доходы носили стабильный характер.

В-третьих, накопления (сбережения), соответствующие стандарты потребления, образ жизни. Сюда необходимо отнести возможность проводить отпуск за границей, разнообразный досуг, а также качественные питание, образование и медицинское обслуживание. Однако применимость данного критерия осложнена тем, что нужно учитывать страновую специфику, существенную дифференциацию уровня жизни в разных регионах, а также в городах и сельской местности, поскольку все это сказывается на доходах людей, потребляемых ими товарах и услугах.

К примеру, несмотря на то, что в крупных городах благосостояние граждан выше, чем на селе, именно горожан отличает больший уровень неудовлетворенности жизнью. Это ярко проявляется в ходе различных опросов общественного мнения. Соответственно у них выше уровень запросов и ниже уровень идентификации себя как представителей среднего класса.

Наконец, в-четвертых, образование (высшее или не ниже среднего специального) и умственный характер деятельности. Но здесь тоже есть свои нюансы. К примеру, представителей таких профессий, как учитель и врач, во всем мире относят к среднему классу. Однако в Казахстане уровень их жизни разнится в зависимости от того, где они трудятся. Если в бюджетных организациях, то это, скорее, протосредний класс, который при благоприятном стечении обстоятельств может войти в число «середняков» в силу своей способности адаптироваться к изменяющимся социально-экономическим условиям, наличия высшего образования, профессиональной квалификации. А те врачи и учителя, которые заняты в частном секторе (тем более если они работают на себя), могут быть отнесены к устойчивому среднему классу.

 

Комфортно жить или копить?

- Думается, наиболее показательными критериями являются достаточный уровень доходов и возможность откладывать деньги. Какому проценту наших граждан это присуще?

- В 2019 году, согласно данным Института мировой экономики и политики, возможность делать накопления была у 14,7% казахстанцев, а по данным ОФ ЦСПИ «Стратегия» – у 10-12%. Это более или менее финансово устойчивые семьи, чьих доходов хватает, например, на крупные покупки (такие, как бытовая техника) и сбережения. В разрезе форм занятости к ним, как правило, относят экономически активные группы: предпринимателей, собственников (МСБ), топ-менеджеров, управленцев в крупном и среднем бизнесе, профессионалов и экспертов высокого класса, чьи навыки и опыт признаны и востребованы обществом и рынком.

Вот этих граждан можно включить в средний класс. Лет пять назад я относила к ним (исходя из релятивистского подхода) 15% казахстанцев. Но уже более поздние данные, в том числе ОФ ЦСПИ «Стратегия», показали, что доходы граждан с уровнем выше среднего заметно «просели», особенно после пандемии.

В то же время, согласно данным социологического исследования, проведенного Агентством по регулированию и развитию финансового рынка, количество граждан, способных формировать сбережения после уплаты ежемесячных обязательных трат, умеренно растет: так делали 30,6% граждан в 2020-м и 31,4% год спустя. Но эти цифры носят приблизительный характер, ведь откладывать деньги — не значит полноценно пользоваться качественными услугами. Возможно, такие граждане сегодня отказывают себе во всем ради неких перспективных целей.

А средний класс — это именно про качество и образ жизни, определенные стандарты потребления или, условно говоря, стандарты «достойной жизни». Поэтому для понимания того, что он из себя представляет, какова его доля в нашей стране, необходимо организовать широкое исследование, ввести своего рода индекс, который будет учитывать все критерии, подходить к оценке комплексно.

 

Чем сложнее, тем лучше

- Как увеличить средний класс численно, чтобы он стал основой политической и экономической стабильности?

- Как ни крути, но в первую очередь это предполагает создание сложных, качественных рабочих мест, с чем у нас большие проблемы. На протяжении последних нескольких лет в Казахстане росла занятость в сфере торговли - традиционно она является крупнейшим сектором экономики (около 17% ВВП), опережая промышленность и сельское хозяйство. Но хотя розничная торговля дает работу миллиону казахстанцев, одновременно она является лидером по доле теневой экономики.

В то же время численность работников в обрабатывающей промышленности за 10 лет увеличилась лишь на 43 тысячи человек. Между тем, эта отрасль предлагает лучшие перспективы для внедрения технологий, роста производительности труда и числа рабочих мест, оказывая побочное воздействие и располагая потенциалом для повышения заработной платы по всей стране.

Стоит добавить, что выпускаемая сегодня в Казахстане продукция отличается слабой инновационной составляющей и невысокой технической сложностью, что сдерживает рост производительности труда. Большинство рабочих мест сложилось в секторах, где требуются самые простые навыки. Тогда как более сложная экономика подразумевает большее число высокооплачиваемых специалистов. Но в наших условиях она возможна только в случае изменения структуры рынка труда, отхода от ресурсного формата, создания ниш с добавленной стоимостью и расширения отечественного производства.

По индексу сложности экономики, который измеряет накопленные в стране знания, выраженные в отраслевой структуре, мы занимаем 78-е место среди 133-х охваченных им стран. Как считают его разработчики, без технологического прорыва ежегодный рост экономики Казахстана до 2029 года будет составлять в среднем лишь 4,2%. Самое печальное, что задача совершить такой прорыв в стране ставится не первый год, но при этом, к примеру, в сфере сельского хозяйства 90% технологий окончательно устарели и нуждаются в модернизации.

То есть, нашей экономике присуща недостаточная генерация рабочих мест, а в роли основных работодателей в последние годы выступают государство и квазигосударственный сектор. Реальностью сегодняшнего дня является рост занятости в сфере гиг-экономики, которая зачастую подразумевает отсутствие социальной защиты, гарантий со стороны государства и работодателя и, самое главное, – профессионального роста и развития.

А отсюда вытекает еще один жизненно необходимый для формирования среднего класса фактор – это качество высшего образования. Все-таки основа такого класса – это профессиональная конкурентоспособность и возможность быть специалистом более высокой категории, чем другие.

Источник: СПИК-Тайм

Средняя: 3.8 (4 оценок)