:: КАНЫШ — ВЕЛИКОЕ ИМЯ В СУДЬБЕ СТРАНЫ

Просмотров: 553 Рейтинг: 4.0

В 2024 году исполняется 125 лет со дня рождения выдающегося государственного деятеля, первого казахского горного инженера-геолога Каныша САТПАЕВА, который при жизни приобрел широкую известность и признание на родине и за рубежом. В столичной школе-лицее № 61, носящей имя Каныша Сатпаева, где создан музей основателю и первому президенту отечественной Академии наук, прошли республиканская конференция «Әлем таныған Қаныш» и показ трогательной премьеры школьного спектакля. Встреча открыла череду юбилейных мероприятий в честь именитого ученого.

Детство и учеба в университете
Выдающийся ученый прошлого столетия Каныш Сатпаев родился 12 апреля 1899 года в ауле Аккелинской волости Павлодарского уезда Семипалатинской области Степного генерал-губернаторства. Его настоящее имя — Габдул-Гани, но близкие и родные стали называть его уважительно-ласкательным именем Каныш, — рассказывает в эксклюзивной беседе член-корреспондент Нацио­нальной Академии наук Зиябек КАБУЛЬДИНОВ. — Отец Имантай был волостным бием, дед Сатпай — человек состоятельный и набожный, не случайно похоронен в Мекке, и с тех пор его родовое зимовье именовалось баянаульцами аулом хаджи Сатпая. Два года проучился Каныш у муллы. Говорят, цепкая память Каныша была замечена сразу, в самом начале обучения. Сложную арабскую грамоту он освоил уже на первом году, опередив всех ребят. Потому Имантай-ата и не стал держать его у муллы в течение обязательных трех лет.

Каныш с детства отличался особой наблюдательностью. Отец воспитывал его истинным степняком, приговаривая: «От труда люди не умирают, а становятся крепкими и гордыми», прививая любовь к степи, физическому труду, верховой езде, знаниям, приучая к неприхотливости, мужественности, стойкости и терпению. Его мать Алима с младенческих лет развивала у многообещающего сына особую любознательность и живость ума. Со слов аульчан, она знала множество казахских загадок, стихов и песен.

Чтение книг и верховые прогулки по степи, скрывавшей много тайн и загадок, были любимыми занятиями любознательного ребенка. Каныш с малых лет рос окруженный людьми, ценившими знания. С 1909 года Каныш Сатпаев учился в Аккелинской аульной школе, куда Имантай Сатпаев на свои средства приглашал лучших в крае учителей для обучения детей. Первыми учителями в Аккелинской школе были Бек-султан Валиханов (родственник Чокана Валиханова) и Султан-Али Джуанышбаев — оба для той эпохи широко образованные, культурные люди.

В 1911 году продолжил учебу в Павлодарской русско-казахской школе, которую окончил с отличием в 1914 году, а затем и учительскую семинарию в Семипалатинске, сдав экзамены экстерном в 1918-м. Имя К. И. Сатпаева значилось в списке двадцати лучших студентов, наряду с такими будущими просветителями и общественными деятелями, как Мухтар Ауэзов, Жусупбек Аймауытов и другие. К. Сатпаев позднее вспоминал: «Мне всегда везло с учителями, они были прилежными, требовательными, разносторонне образованными и интеллигентными людьми. Тем, что получил в молодые годы основательные знания, обязан только этим поистине благородным людям».

После окончания обучения в семинарии он начал работать учителем естествознания двухгодичных педагогических курсов там же — в Семипалатинске. 11 октября 1923 года принялся за разработку учебника по алгебре для казахских школ, заключив договор с Академическим центром Наркомпроса, который успешно завершил летом 1924-го. Труд назывался «Учебник алгебры для казахских школ на родном языке» и рукопись состояла из 1642 объемистых страниц. Это был самый первый научный труд будущего академика. Кстати, за свою работу он получил 6 рублей золотой валютой за каждый печатный лист.
Вскоре его жизнь изменилась самым кардинальным образом: в возрасте 22 лет Каныш, будучи еще молодым председателем народного суда Баянаула, познакомился с геологом, профессором Томского технологического института Михаилом Антоновичем Усовым (1883-1939), известным русским ученым-геологом, академиком АН СССР. Эта встреча однозначно предопределила выбор будущей профессии и курс всей оставшейся жизни К. И. Сатпаева. Позже он вспоминал: «Еще мальчиком меня поражали разноцветные камни, которые мне встречались в изобилии в казахской степи во время кочевания нашего аула».

В 1921 году он поступает в Томский технологический институт. Вот как вспоминает археолог Алькей Маргулан время, проведенное К. Сатпае­вым в университете: «В свободные от занятий часы Каныш посвящает себя одному лишь делу — обогащению своих знаний. Потому он засиживался в читальном зале Томского университета, с увлечением перечитывая материалы по истории казахов… О некоторых из них он пишет статьи для газет, а иные готовит для издания. По инициативе Каныша при Томском университете организуется научный кружок по изучению культуры восточных народов, в него записываются почти все студенты, обучающиеся в то время в Томске. Сам Каныш несколько раз делает доклады о песенном и литературном творчестве казахского народа. Наряду с этим кружковцы несколько раз организуют вечера, где исполняются песни народов Востока. Разумеется, в каждом из них Каныш принимает активное участие, зачастую сам исполняя казахские песни».

В 1926 году Каныш успешно заканчивает университет, и молодой инженер возвращается в Казахстан: так начинается путь первого казаха, ставшего выдающимся горным инженером-геологом.

Директор филиала
После окончания института Каныша направили в распоряжение Атбасарского треста цветных металлов. Руководство треста сразу же назначило К. Сатпаева начальником геологического отдела. Таким образом, ему была вверена вся разведывательная и поисковая служба на огромной территории.

Каныш в это время проявил себя как прирожденный лидер, пример которого вдохновлял всех. И, кроме всего, он любил работать в поле.
Из воспоминаний супруги Сатпаева: «Увлекшись полевой работой, Каныш Имантаевич совершенно забывал о времени и буквально от зари до зари без всякого отдыха мог с неослабевающим вниманием предаваться любимой работе, проделывая пешком за день не один десяток километров и как будто не чувствуя усталости, достаточно утомив при этом своих спутников».

В 1938 году он был избран членом ученого совета казахского филиала Академии наук СССР. В дальнейшем за пятнадцатилетнюю работу по разведке полезных ископаемых в Улутау-Джезказганском районе Каныш Имантаевич удостоился высшей награды страны — ордена Ленина. К тому времени он становится известен не только как выдающийся геолог-практик, но и как многообещающий ученый.
Талант К. И. Сатпаева ярко проявился в годы Великой Отечественной войны. Возглавив Институт геологических наук, Каныш Имантаевич хорошо понимал ответственность за разведку земных недр в обеспечении необходимыми для войны ресурсами. Оборонная промышленность страны осталась без марганца, без которого нельзя было производить нужного качества броневую сталь: в этой связи возникла угроза срыва производства необходимых для фронта танков. Поэтому его внимание было сконцентрировано на тщательном изучении и освоении марганцевых залежей, месторождении цветных, редких и рассеянных металлов, каменного угля и так далее.

В октябре 1941 года по его предложению были созданы научно-технический центр (НТЦ) при Гос­плане КазССР и постоянные научно-технические комиссии. Он как председатель Казахского филиала АН СССР возглавил комиссию тяжелой промышленности.

К. Сатпаев принимал самое активное участие в работе комиссии АН СССР под руководством президента Академии наук СССР академика В. Л. Комарова с целью мобилизации материальных и производственных ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана для приближения победы.

Наука в годы войны
С первых дней Великой Отечественной войны шло активное изучение руд таких важнейших стратегических металлов, как олово, вольфрам, молибден, ртуть, кобальт, никель. Был выявлен ряд новых месторождений. По запасам меди и свинца Казахстан занял первое место в СССР, по запасам дефицитных хромитовых руд — первое место в мире. На ведущие позиции выходили найденные в первый год войны на юго-западе республики запасы ванадия, а также месторождения вольфрама и молибдена. Они шли на выплавку высококачественной стали для изготовления танков, пушек и самолетов.

Основными направлениями научных исследований филиала, которым он успешно руководил, были поиск дополнительных сырьевых ресурсов в республике, расширение сырьевой базы черных, цветных и редких металлов, на которые направлялось более 40% всех ассигнований.

В июне 1941 года он назначается заместителем председателя Казахского филиала АН СССР, на следующий год становится его председателем. С 1941 по 1964 год К. И. Сатпаев бессменно возглавлял знаменитый Институт геологических наук, который занимался не только научными изысканиями, но и разведкой новых месторождений: если в 1941 году институт отправил 32 экспедиционных отряда, то в 1945-м уже 102! За годы войны численность научных работников филиала возросла в 8 раз, а финансирование — в 11.

Он как руководитель филиала сыграл большую роль в размещении эвакуированных ученых, о чем сообщал 9 января 1942 года видным академикам СССР О. Шмидту и Е. Чудакову в ответ на их письмо-обращение по лучшему обустройству эвакуированных ученых: «Выделен отдельный дом для размещения академиков, членов-коррес­пондентов. Их семьи прикреплены к закрытой столовой улучшенного типа, к поликлинике СНК КазССР. Для обслуживания нужд научных работников отведен специальный магазин. Особо нуждающимся оказана единовременная денежная помощь».
За труд «Рудные месторождения Джезказганского района» ему в 1942 году была присуждена Сталинская премия, часть которой он направил в фонд обороны. В 1942 году ему была присуждена ученая степень доктора геолого-минералогичес­ких наук, в 1943-м был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Подчеркивая вклад Казахстана в победу, Каныш Сатпаев писал: «Каждые девять из десяти пуль отливаются из свинца, добытого в Казахстане. Больше половины танков одеты в броню, в которую вплавлен казахстанский молибден. Свыше одной трети гильз для патронов и снарядов, аппаратуры для связи в действующей армии создано также из сплавов казахстанской меди».

Весной 1943 года он направил в Москву письмо, в котором говорил о том, что ученые Казахстана и эвакуированные ученые собрали из своих личных сбережений более одного миллиона рублей на строительство танковых колонн. Он принял деятельное участие в строительстве металлургического завода в Центральном Казахстане, где позднее возникли казахстанская Магнитка и город Темиртау.

В 1943 году коллективы Института истории АН СССР и Института языка, литературы и истории КазФАН завершили работу над уникальным однотомником «История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней». При поддержке Каныша Сатпаева в годы войны 130 казахстанских ученых стали докторами и кандидатами наук.

Так, по воспоминаниям академика Ш. Чокина: «К. И. Сатпаев отобрал 24 наиболее обнадеживающих кандидата наук и в середине 1944 года отправил их в докторантуру в Москву и Ленинград в академические научные учреждения, предварительно договорившись с их руководителями и научными кураторами. Для того чтобы люди успешно работали, он добился выделения их семьям наркомовского пайка (высокой категории) на получение продуктов питания и обеспечил их жильем на местах».

К концу войны вся сеть казахского филиала АН СССР насчитывала 16 институтов и семь секторов, охватывающих почти все основные отрасли науки. Научная проблематика филиала расширилась с 60 научных тем довоенного времени до 368 тем к концу войны.

Интерес к истории народа
В сфере научных интересов К. И. Сатпаева были не только естественные науки. Так, еще в 1920 году Каныша Сатпаева назначают первым председателем в отдел по проведению культурно-просветительской работы среди жителей Баянаула. В одной из своих анкет за 1920 год в графе «К какому виду литературы вы проявляете наибольший интерес» он отмечал: «К экономическому и историческому».

В 1927 году он составил и опубликовал с предисловием в Москве сборник казахского народного эпоса «Ер Едыге» тиражом 3000 экземпляров. Кстати, за этот труд он подвергнется политическим гонениям и снятию с должности президента АН КазССР в 1952 году.
Следуя традиции собирания устного народного творчества (фольклора), К. И. Сатпаев передал 25 народных произведений музыковеду А. В. Затаевичу. История сопровождала его на протяжении всей жизни. В детстве Каныш заслушивался рассказами аксакалов и приезжих гостей. Во всех учебных заведениях, начиная с родной аульной школы, он глубоко изучал историю. Никогда не упускал возможности послушать выступления акынов. Алькей Маргулан писал: «Под влиянием отца Каныш в детские годы с увлечением занимался арабским, персидским языками. Выучил стихи Хафиза, Саади, Навои. Некоторые вещи он знал настолько хорошо, что иногда в часы досуга, особенно когда отдыхал на курортах, любил подолгу читать наизусть».

Проводя геологические работы, ученый также живо интересовался у аксакалов историей исследуемой местности. Содержимое месторождений полезных ископаемых зачастую отражалось в названиях отдельных мест, сохранившихся в памяти старожилов. Исторические памятники Казахстана в конце 30-х годов ХХ века были мало изучены. Многие археологические открытия на территории Центрального Казахстана были сделаны им.

Он был инициатором разработки двух академических изданий по истории Казахстана в 1943 и 1949 годах. Несмотря на то что шла Вторая мировая война, он был и одним из активных инициаторов записи «Сказания о 40 крымских батырах» у одного из известных в то время сказителей из города Актау — Мурын акына. Вот как он переживал за сохранение национального духовного наследия: «Это нужно сделать немедленно, учитывая преклонный возраст сказителя и уникальную ценность его сказаний».

14 ноября 1944 года он инициировал создание русско-казахского, казахско-русского и терминологических словарей, привлекая из разных регионов Казахстана специалистов.

5 мая 1949 года он обратился с письмом в правительство республики с просьбой признания рукописей С. Торайгырова историческими ценностями казахского народа с последующей передачей его наследия в архив АН КазССР.
11 сентября 1950 года он обратился в правительство с просьбой увековечить имя великого Абая в связи с 50-летием со дня его кончины.

Первый президент Академии наук Казахстана
31 мая 1946 года Совет министров СССР принял постановление «Об учреждении Академии наук Казахской ССР» и 1 июня 1946-го открылась ее первая сессия. В состав АН вошли четыре отделения: минеральных ресурсов, физико-математических наук, биологических и медицинских наук, общественных наук. Тогда же были утверждены устав и структура Академии наук Казахской ССР. Первым президентом Академии наук Казахской ССР был избран Каныш Имантаевич Сатпаев, который был единственным представителем из Средней Азии в Академии наук СССР, членом Президиума Академии наук СССР. В первый состав академии вошли 14 академиков и 16 членов-корреспондентов.

Алматы превратился в один из крупнейших научных центров. Науке уделялся максимальный приоритет. Открывались новые исследовательские институты, закладывался фундамент современной казахстанской науки. Для академиков были построены жилые дома, в том числе знаменитый дом ученых на улице Жибек жолы (1950). Заработная плата академика превышала зарплату первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, руководителя страны.

12 сентября 1946 года Каныш Сатпаев выступил инициатором открытия собственных диссертационных советов для гуманитарных институтов при приеме и защите диссертации на ученую степень кандидатов исторических и филологических наук. После получения положительного ответа он инициировал открытие диссоветов и по другим наукам.
Он обращался к министру высшего образования СССР с просьбами укрепления материально-технической базы ряда вузов страны.

В 47 лет Каныш Сатпаев избран действительным членом АН СССР: пройдя путь от простого кочевника до академика всесоюзного значения и члена Верховного совета СССР!

Одним из результатов организационной работы Академии наук КазССР стало воспитание кадров молодых ученых. Так, в Академии наук КазССР в 1951 году насчитывалось 60 докторов наук вместо трех в 1941-м, 300 кандидатов наук вместо 14 в 1941-м. К. И. Сатпаев поддерживал всех исследователей. Среди них были Ш. Чокин, А. Х. Маргулан, Ш. Е. Есенов, Е. А. Букетов и многие другие.

В первые годы своей работы К. Сатпаев был вынужден принимать на работу бывших заключенных — ученых, наказанных по политическим статьям: в Казахстане не хватало своих научных кад­ров, но их было много среди бывших ссыльных в республику ученых.

23 ноября 1951 года К. Сатпаева сняли с должности решением Бюро ЦК КП (б) Казахстана «за сокрытие в академии буржуазных националистов, засорение кадров академии чуждыми элементами». Он же был обвинен и за издание книги про Едиге в 1927 году. Хотя всего два месяца до этого на общем собрании Академии наук его в очередной раз единогласно избрали президентом НАН КазССР. Сразу же после этих событий К. И. Сатпаев был вынужден временно уехать в Москву. Ему было предложено возглавить Уральский филиал академии, но он отказался.

14 марта 1952 года, после мартовской сессии Верховного Совета, в гостинице «Москва» состоялась беседа К. И. Сатпаева с секретарем ЦК КП (б) Казахстана Ж. Шаяхметовым. Он предложил ученому вернуться в Казахстан на должность директора Института геологии. В конце апреля Каныш Имантаевич вновь возглавил этот институт.

Как первый руководитель республики, Ж. Шаяхметов стремился взрастить национальные кадры интеллигенции и защищал представителей гуманитарной науки Казахстана от нападок Центра и доносчиков из республики. Когда началось преследование президента АН КазССР К. Сатпаева, Ж. Шаяхметов попытался его защитить и сразу же был обвинен Центром в попустительстве и заметных упущениях на идеологическом фронте. Но в результате заступничества Ж. Шаяхметова Каныш Имантаевич избежал ареста, так же как и писатель Мухтар Ауэзов. 28 июня 1955 года К. Сатпаев вновь избирается президентом Академии наук республики.

Академик АН Казахской ССР А. Х. Маргулан так писал о выдающемся ученом: «Где бы я ни бывал, в каких бы отдаленных уголках Казахстана ни бродил, всюду приходилось наблюдать, с какой теп­лотой относились люди к Канышу Имантаевичу, какую безграничную любовь питал к нему наш народ. На пастбищах Тургая и Ишима, в Сарысуйских степях и песках Бетпак-Далы, в долинах Чу и Таласа, на рудниках Джезказгана и Атасу — всюду старые рабочие и седобородые чабаны спрашивали о Каныше, интересовались его работой, грустили, если давно не видели его… Он был гордостью своего народа, жил и трудился во имя его счастья, его процветания. Служение народу он считал высшим идеалом своей жизни. Горячо любил народ Каныша Имантаевича. О нем рассказывают легенды, его имя воспевают акыны».

В памяти потомков

Каныш Сатпаев как выдающийся ученый, крупный организатор науки и общественный деятель был искренне уважаем его современниками за личные, человеческие качества, высокую культуру, простоту в общении, широту научных интересов, глубокое чувство патриотизма.

Выдающийся сын казахского народа умер в 1964 году. Именем К. И. Сатпаева названы город в Карагандинской области, улицы, аул в Баян­аульском районе, Институт геологических наук Академии наук Казахстана, Экибастузский инженерно-технический институт и Казахский национальный технический университет. Именем академика названы астероид, открытый астрономом Н. С. Черных, минерал сатпаевит, ледник в Джунгарском Алатау, горная кольцевая структура. В его честь учреждена премия в области естественных наук Академии наук Казахстана. В Академии наук Республики Казахстан открыт мемориальный музей имени академика К. И. Сатпаева. В память о выдающемся сыне казахского народа во многих городах Казахстана установлены памятники, проводятся научные чтения и конференции. В этом году широко отмечаем 125-летие К. И. Сатпаева.

Как верно написал о нем в своих воспоминаниях известный академик АН Казахской ССР Ш. Чокин: «Каныш Имантаевич для меня — пример одержимости в науке, пример того, как надо жить для своего народа. С его легкой руки я ушел в науку, что считаю даром судьбы».

Будет важно вспомнить о том, что именно в послевоенный восстановительный период 1940-1950-х и затем в начале 1960-х годов Академия наук Казахстана превратилась в научный центр респуб­лики, где сосредоточились лучшие интеллектуальные силы и создавались передовые технологии и инновации, а также проводились смелые и прогрессивные эксперименты. Немаловажную роль в превращении Академии наук Казахстана в интеллектуально-научный локомотив нашей республики сыграл именно К. И. Сатпаев, поскольку при нем отечественная казахстанская наука стала быстро и динамично развиваться от десятилетия в десятилетие. Создавались новые и расширялись старые научно-исследовательские институты, оборудовались по последнему слову техники лаборатории, проводились важные эксперименты. Немаловажно, что год от года росли кадры отечественных ученых, как из числа казахов, так и представителей других народов Казахстана, включая и представителей депортированных народов (немцев, курдов, ингушей, корейцев, греков и др.). Именно во время президентства К. И. Сатпаева в составе АН создается Институт ядерной физики, благодаря чему отечественная наука вышла на совершенно новый уровень, поскольку прежде ее усилия были направлены в основном на нужды сельского хозяйства и животноводства — стратегически важные направления для всей экономики Казахстана. Также в Сатпаевский период расширяются и укрепляются научные взаимосвязи и обмен между Академией наук Казахстана и ее филиалов — с одной стороны и ведущими научными организациями Советского Союза и мира — с другой. Именно в тот период казахстанские ученые заявили о себе на самых авторитетных площадках мирового ученого сообщества, куда они регулярно выезжали с докладами или для обмена профессиональным опытом. В период президентства К. И. Сатпаева казахстанских ученых приглашали для прохождения стажировки в Институт физики Макса Планка в Мюнхене (ФРГ) и Институт Нильса Бора в Копенгагене (Дания). Кроме того, в указанное время в Казахстане растет численность филиалов ведущих научных учреждений СССР. Все это в сумме превращает Казахстан в республику с мощным научно-интеллектуальным и инновационным потенциалом, выводит отечественную науку в лице Академии наук и ее подразделений на первое место среди стран Средней Азии.

В 50-60-е годы ХХ века в Казахстане были открыты институты по разным научным направлениям. В 1952 году открыт институт экономики, в 1956-м — институт нефти, институт краевой патологии, в 1957-м — институт ядерной физики, институт философии и права, в Караганде — химико-металлургический институт, в 1959-м — институт ихтиологии и рыбного хозяйства, в 1960-м — институт геологии и геофизики, институт химии нефти и природных солей, в 1961-м — институт литературы и искусства, в 1962-м — институт языкознания.

Научное наследие К. И. Сатпаева поистине грандиозно. Оно включает в себя 800 публикаций в области металлогении, минералогии, геохимии, полезных ископаемых, стратиграфии, тектоники, географии, экономики и других наук. Но главным направлением в его научном творчестве всегда были проблемы металлогении полезных ископае­мых. Вместе с другими учеными института К. И. Сатпаев является признанным основоположником металлогенической геологической науки.
Как отметил известный казахский писатель М. Ауэзов: «Самое главное качество Каныша Имантаевича как президента Академии наук Казахстана — он талантливый, трудолюбивый организатор. Безусловно, это нелегкое дело — руководить, развивать многие отрасли науки, объединенные в академии. Особенность К. Сатпаева в том, что он умеет разговаривать и с химиком, и с биологом, и с физиком, и с медиком, и с историком, и с языковедом-литературоведом на языке их науки. Как ученый К. Сатпаев всегда в неустанном поиске, для всех научных сотрудников он — настоящий учитель, образец для подражания».
Каныш Сатпаев был не только ученым-геологом, но и человеком с широким кругозором, глубокими знаниями и выдающимися лидерскими качествами, которые помогли ему оказать значительное влияние на развитие науки в Казахстане.

Источник: "Вечерняя Астана" 

Средняя: 4 (5 оценок)