:: Андрей Жданов. ДИПЛОМАТ, КОТОРЫЙ БЫЛ ГОТОВ УЙТИ В ПАРТИЗАНЫ

Просмотров: 3,213 Рейтинг: 4.0

Прочитав призыв Генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша к международному сообществу поддерживать диалог с управляющим Афганистаном радикальным движением «Талибан», я обратился к своему личному архиву. И нашел в нем интервью, которое мне удалось взять 20 лет назад, в октябре 2001 года, у работавшего тогда послом Афганистана в Казахстане Азизулло РУЗИ. Оно было опубликовано 2 ноября того же года в издававшейся в Алматы газете «Столичная жизнь». В то время светская власть Афганистана, представляемая Рузи, контролировала менее 5 процентов территории этой многострадальной страны. Несмотря на большой срок после той публикации, она, на мой взгляд, остается актуальной и сегодня. Предлагаю вниманию читателя два характерных отрывка из того интервью.

«Вопрос: Господин посол, давно ли вы были на родине?

Ответ Азизулло Рузи: Последний раз я смог приехать в Афганистан в октябре 1998-го. Там имел продолжительные беседы с президентом Раббани и генералом Дустумом. Речь велась главным образом о расширении международного сотрудничества и, естественно, об угрозе, которую несли стране и народу талибы. Уже тогда надежд на диалог с ними и прекращение кровопролития оставалось все меньше, но мы старались найти и использовать малейшие зацепки для перевода конфликта в русло переговоров. Увы, не удалось...

Вопрос: Обсуждались ли во время ваших встреч с руководством в 1998 году худшие варианты развития событий?

Ответ: Да, мы предполагали, что придется туго, но при любых раскладах мы не собирались и не собираемся капитулировать.

Вопрос: Почему все-таки не удалось остановить войну? Ведь даже в официальном названии вашей страны Исламское Государство Афганистан подчеркнута приверженность исламу, а талибы тоже мусульмане.

Ответ: Нет! Лидеры движения «Талибан» — никакие не мусульмане! Это темные, фанатично настроенные люди! Это экстремисты, носители зла и жестокости. С ними практически невозможно что-либо обсуждать. Они не придерживаются какого-то определенного учения, у них напрочь отсутствуют последовательность и способность к разумному компромиссу. Поэтому движение «Талибан» беспрецедентно по разрушительности и творимому беспределу.

Вопрос: Зато в военных способностях талибам отказать трудно...

Ответ:  Все их военные успехи строятся на активной поддержке международного терроризма и наркобизнеса, на грязных деньгах, политых кровью, слезами и потом миллионов моих соотечественников и бедняков других стран. И даже сегодня, в тяжелейшей ситуации, здоровые силы страны оказывают достойное сопротивление и временами теснят превосходящие силы «Талибана». Например, в сентябре войска Северного Альянса были вынуждены оставить населенные пункты Имам Сахиб и Хаджагар в северной провинции Такар. Но уже в середине октября в результате предпринятого контрнаступления бойцы генерала Ахмад-Шаха Масуда выбили талибов из этих стратегически важных районов и вновь вернули контроль над ними. Ожесточенные бои с религиозными фанатиками идут нынешней осенью под Дашт-и-Арчи, Хазарбагом и в других районах. И безоговорочно предсказывать в этих сражениях победу талибам было бы опрометчиво».

.................................................

«Вопрос: А кто, представители каких социальных слоев и национальностей воюют против талибов?

Ответ: Северный Альянс — многонациональный и социально разнообразный оплот защиты государства. Пропаганда талибов лжет, утверждая, что на нашей стороне остались только этнические узбеки, таджики, туркмены. Кроме них много представителей сугубо афганских народов, в том числе северных пуштун. А помимо кадровых военных на нашей стороне бьются с талибами взявшие в руки оружие крестьяне, скотоводы, молодежь и даже женщины.

Вопрос: Откуда у Северного Альянса материальные и финансовые ресурсы для противостояния талибам, содержание своей администрации и посольств за рубежом, в том числе в Казахстане?

Ответ: Если говорить об оружии, боеприпасах, технике, то после ухода советских войск нам остался такой арсенал, с каким можно без проблем продержаться, по нашим подсчетам, минимум лет пять. Что касается остального, то могу сообщить, что Северный Альянс сумел сохранить за собой контроль над золотым запасом страны. За счет него мы имеем возможность печатать свои деньги, конвертировать их в более твердые валюты, закупать продовольствие, одежду, обувь и так далее. Пользуясь случаем, хотел бы выразить благодарность Республике Казахстан, которая в прошлом году продала нам большую партию зерна и намерена продолжить эти поставки. Естественно, в условиях войны на родине ее возможности содержать посольства за рубежом резко осложнились. В связи с этим нам и нашим коллегам-дипломатам в других странах разрешено оставлять доходы посольств в своем распоряжении. Какие это доходы? Их основа — взимаемая нами плата за изготовление и выдачу гражданских паспортов соотечественникам, прибывающим из Афганистана. Это небольшие деньги, но они все-таки помогают нам жить и выполнять свою миссию.

Вопрос: И все же, господин посол, что вы будете делать, если ваша страна полностью перейдет под контроль талибов?

Ответ: Только одно — продолжать борьбу за мирный Афганистан.

Вопрос: Каким образом?

Ответ: Я член и один из руководителей Демократической партии Афганистана и не перестану быть политиком, даже если придется сложить дипломатиеские полномочия. А способов продолжения нашего дела существует много. Например, многих моих коллег и меня лично воодушевляет пример духовного лидера Ирана аятоллы Хомейни. Пятнадцать лет он провел в изгнании во Франции. А когда пробил час революции — народ призвал Хомейни, с его именем на устах и помощью Аллаха одержал убедительную победу над реакционерами.

Вопрос: Не намерены ли вы в случае окончательной победы «Талибана» просить политического убежища в Казахстане, России, какой-нибудь другой стране?

Ответ: Пока так вопрос не стоит.

Вопрос: Но вы не можете вернуться на родину вас там наверняка казнят.

Ответ: Для этого талибам надо меня как минимум схватить, задержать физически. Вряд ли я дам им такую возможность. Вы думаете, если они все-таки овладеют северным регионом страны, то все, конец войне в Афганистане? Ничего подобного! Лично я, если потребуется, готов сменить амплуа дипломата на роль партизана и бороться с талибами уже с оружием в руках.

Вопрос: А вы не боитесь за безопасность своих близких, родных?

Ответ: Горькая тема. Здесь, в Алматы, где я нахожусь с семьей (у меня жена и трое детей, двое из которых учатся в русской школе, а третий еще маленький), я верю в охрану и защиту, которую обеспечивает казахстанская сторона. А вот остальная родня... Она у меня там, в Афганистане. И я получил тревожную весть: во время наступления талибы завладели населенным пунктом в провинции, откуда я родом и где мои братья. Так вот, после этого талибы захватили и куда-то угнали более двухсот местных жителей, в том числе и одного из моих братьев... И по сей день о его судьбе, как и об остальных угнанных людях абсолютно ничего неизвестно... Сами судите, какие мысли и опасения одолевают.

Вопрос: Действует ли сейчас дипломатическая связь, посупает ли какая-то информация вам по другим каналам, в том числе по неофициальным? Словом, какие вести у вас с родины?

Ответ: Дипсвязь сохраняется, есть и другие каналы, в том числе от соотечественников, которым удается выбраться из Афганистана. Словами трудно передать всю горесть происходящего — надо видеть глаза людей, которые недавно оттуда. Мой народ голодает и по-прежнему в нищите, запуган, бесконечно устал и изранен. Люди, которых Аллах милует от пуль и снарядов талибов, выживают, можно сказать, на одной воле, не теряя надежды на прекращение всего этого кошмара, развязанного фанатиками-экстремистами и их подручными-наемниками.

Вопрос: Насколько, по-вашему, велика опасность талибов для всей Центральной Азии? Они только бряцают оружием или действительно способны развязать войну в сопредельных странах?

Ответ: Каждое утро радио талибов начинает свое вещание с утверждения, что «у ислама нет границ». Это лозунг, кредо движения «Талибан». Оно постоянно заклинает, что везде, где исповедуется ислам, его надо защищать от «неверных». А как бы вы думали называет себя вождь талибов мулла Мохаммад Умар? Он величает себя «Амирелом Муминимом», фактически присвоив себе священное имя Амира-Мумина — третьего после Мохаммада и Халифа пророка в исламе. Амир-Мумин в переводе — это «голова ислама», иначе говоря — лидер всех мусульман на земле. Поэтому талибы не успокоятся, даже поставив на колени весь Афганистан. И опасность со стороны «Талибана» надвигается не только на Центральную Азию, но и на Азербайджан, Чечню, Татарию, другие российские регионы, Восточную и Западную Европу, где проживают верующие мусульмане.

Вопрос: Что бы вы посоветовали Казахстану и его близким соседям в этой осложнившейся обстановке?

Ответ: Единства, сплоченности, решительности перед темным лицом «Талибана».

* * *

Где сейчас Азизулло Рузи, этот коренастый, невысокого роста афганец с печальным, но твердым взглядом и крепкими крестьянскими ладонями? Жив ли? Не знаю. Но почему-то и 20 лет назад, и сегодня его суждения кажутся мне более реалистичными и справедливыми, чем мнения и призывы политиков, которые судят об Афганистане издалека.

На репродукции фото из номера газеты «Столичная жизнь» от 2 ноября 2001 года: Азизулло Рузи с четырехлетней дочкой Милан, Алматы, октябрь 2001 года. 

Средняя: 4 (9 оценок)