:: Михаил Ростовский. ВСЕ УЧАСТНИКИ КРИЗИСА ГОТОВЫ К ИГРЕ ВДОЛГУЮ

Просмотров: 1,773 Рейтинг: 3.3

В этом мае мира не будет: украинский конфликт только начинается

В первый день последнего месяца весны сразу несколько моих друзей и знакомых из старшего поколения прислали мне поздравления, в которых фигурировал ностальгический советский лозунг «Мир, труд, май!»

Май у нас сейчас точно наличествует. Труд, судя по тому, что я пишу в праздничные дни эти строки, тоже. А вот с миром большие проблемы.

В феврале мы ожидали обязательного окончания горячей фазы украинского кризиса в марте. Когда прошел март, эти ожидания были перенесены на апрель. А вот когда прошел и апрель, то переноса ожиданий на следующий месяц уже не произошло. Место, в котором раньше жила надежда и вера в скорое возвращение хотя бы относительно мирной жизни, теперь занято пониманием: то, что происходит сейчас — эта лишь первая фаза затяжного кризиса.

По российским социальным сетям активно гуляет приписываемая известному австрийскому психологу Виктору Франклу яркая цитата о жизни в нацистских концлагерях: «Первыми ломались те, кто верил в то, что все вот-вот закончится. После них - те, кто вообще не верил, что это когда-нибудь закончится. Выжили те, кто фокусировался на своих действиях без ожиданий того, что может или не может произойти».

При всей напряженности, драматичности и даже трагичности нынешней ситуации в Европе сравнивать ее с участью узников нацистских концлагерей — это все-же огромный перебор. Да и точность этой цитаты вызывает большие сомнения. Знатоки творчества Виктора Франкла утверждают, что это лишь вольная интерпретация, а не точная передача его мыслей.

Однако «вольная интерпретация» - это не обязательно плохо. Причина популярности приведенной выше цитаты состоит в том, что она довольно точно передает суть текущего политического момента. Ожидать, что украинский конфликт не закончится никогда, не приходится.

Все в этом мире обязательно когда-нибудь заканчивается. Эпицентры кризисных явлений постоянно мигрируют. Например, полвека тому назад в роли «пороховых погребов» Европы и мира выступали сначала Берлин (июнь-ноябрь 1961 года), а затем Куба (октябрь 1962 года). Украина в то время находилась в «глубоком политическом тылу». Сейчас все наоборот. С точки зрения концентрации кризисных явлений Берлин и Гавана — это периферия, а Украина — напротив, самый центр политической «черной дыры».

Почему эти философские рассуждения не успокаивают, а скорее раздражают? Потому, что драматические события исторического масштаба воспринимаются совершенно по-разному. Одно дело, когда ты читаешь о «делах давно минувших дней» в учебнике истории или политической биографии и совсем другое, когда растянутые во времени политические катаклизмы происходят прямо у тебя на глазах.

То, что потом уместится в два стройных и логичных абзаца в учебнике истории, часто воспринимается современниками как какофония разнонаправленных и/или совершенно нелогичных событий. Как вам, например, такая новость первых дней этой весны: «Кабинет министров Украины принял постановление «О денонсации соглашения между Правительством Украины и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве в области рыбного хозяйства»? Произошел ли у вас тот же взрыв мозга, который случился у меня? Ведь что же это получается: до 1 мая этого правительства Украины и России продолжали сотрудничество в области рыбного хозяйства? А мы-то и не знали!

Простите за эту вымученную и горькую шутку. Постараюсь теперь говорить совершенно серьезно. Но я сначала я буду вынужден несколько повториться. Когда все происходит на твоих глазах в режиме реального времени, часто сложно отделить по-настоящему важные события от «событий-обманок». Но вот какой вывод, на мой взгляд, однозначно вытекает из потока новостей в первые дни последнего месяца весны: все участники конфликта в Европе готовы к долгому противостоянию, долгой геополитической многоходовке.

Министр иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев в интервью ТАСС о будущем своей республики: «На фоне динамично развивающихся глобальных и региональных процессов, включая молдавско-румынскую стратегическую интеграцию, самый реалистичный вариант завершения конфликта - «цивилизованный развод» Молдавии и Приднестровья».

Намек поняли? Если вдруг не поняли, то попробую его расшифровать. Если Молдавия «цивилизованно разводится» с Приднестровьем и сливается в экстазе с Румынией в единое государство, то не оставаться же Приднестровью в роли «разведенки»? Приднестровье тоже обязательно должно вступить в новый «цивилизованный, счастливый и законный брак». Но вот с кем именно? Ведь сейчас, кроме Молдавии, республика граничит только с недружественной ей Украиной. Казалось бы, «женихов» нет. Но правильнее будет говорить, что «женихов» пока нет. Если на месте нынешней Одесской области Украины возникнет, скажем, союзная России «Одесская Народная Республика», то «матримониальные перспективы» Приднестровья резко улучшатся.

А вот чуть более туманный, но не менее многозначительный намек. Наделавшее много шума в последние дни апреля заявление директора СВР РФ Сергея Нарышкина: «По поступающим в Службу внешней разведки России сведениям, Вашингтон и Варшава прорабатывают планы установления плотного военно-политического контроля Польши над своими «историческими владениями» на Украине».

Ни на секунду не сомневаюсь в точности данных подчиненных Сергея Нарышкина. Но при каких именно политических обстоятельствах эти коварные планы Варшавы могут быть реализованы? Думаю, что только при таких: существующая сегодня украинская управленческая вертикаль в Киеве прекращает свое существование.

Сопоставьте это с другим громким заявлением прошлой недели — словами секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева о том, что «итогом политики Запада и подконтрольного ему киевского режима может стать только распад Украины на несколько государств» - и распишитесь в получении дополнительной пищи для размышлений. Дальше я хотел привести еще несколько громких заявлений западных политиков, но не буду этого делать. Их суть вы и без того прекрасно знаете: «согнем Москву в бараний рог любой ценой». Короче, хорошо, что нет таких устойчивых выражений как «мир, труд, июнь», «мир, труд, июль» и так далее. Ведь, если бы они были, то, скорее всего, нас и на этот раз ждало бы разочарование.

Источник: MK.RU

Средняя: 3.3 (3 оценок)